Система адис

АДИС ПАПИЛОН – модульная, масштабируемая система для автоматизации процессов регистрации, обработки, сравнения и отождествления дактилоскопической информации и создания дактилоскопических/мультибиометрических банков данных любого объема и различной целевой направленности. Архитектура АДИС ПАПИЛОН масштабируема от небольшой локальной базы данных дактилокарт и следов на типовом ПК или ноутбуке до гигантских комплексов национального уровня.

АДИС ПАПИЛОН эффективно управляет массивами электронных дактилокарт различных категорий граждан, прошедших обязательную или добровольную дактилоскопическую регистрацию, а также массивами следов пальцев рук и ладоней с мест нераскрытых преступлений (криминалистические АДИС).

АДИС ПАПИЛОН решает задачи:

  • установления личности граждан по отпечаткам и следам пальцев рук и ладоней, в том числе путём проведения оперативных проверок личности по оттиску пальца в режиме реального времени
  • идентификации неопознанных трупов
  • установления причастности лиц к ранее совершенным преступлениям
  • объединения преступлений, совершенных одним и тем же лицом.

АДИС ПАПИЛОН обеспечивает максимальную автоматизацию регистрации дактилоскопической информации в базе данных Дактилокарты базы данных АДИС ПАПИЛОН хранят изображения прокатанных отпечатков 10-ти пальцев и оттисков ладоней зарегистрированных лиц, фотоизображения внешности и особых примет, демографическую и иную сопроводительную информацию. Кодирование всех отпечатков дактилокарт выполняется АВТОМАТИЧЕСКИ.

АДИС ПАПИЛОН широко применяется в России для автоматизации дактилоскопических учётов, формируемых в рамках выполнения закона «О государственной дактилоскопической регистрации в РФ», в том числе криминалистических учётов. Все крупнейшие российские автоматизированные банки данных дактилоскопической информации федерального, межрегионального и регионального уровня построены на базе АДИС ПАПИЛОН. В электронный формат Папилон переведены практически все бумажные дактилоскопические учеты страны.

Пользователями АДИС ПАПИЛОН являются МВД России, ФСБ и Пограничная служба ФСБ России, Следственный комитет России, ФСКН России, ФСИН России, ФМС России, ФТС России, Министерство обороны России.

Высочайшие показатели надёжности и избирательности системы обеспечены применением запатентованного способа автоматического распознавания и максимально полного описания папиллярных узоров. АДИС ПАПИЛОН гарантирует устойчивость поисковых характеристик и надёжную идентификацию личности по отпечаткам и следам пальцев рук и ладоней на базах данных любого объёма — от сотен тысяч до сотен миллионов отпечатков.

Мультибиометрический потенциал АДИС ПАПИЛОН представлен возможностью хранения в записи дактилокарты дополнительных биометрических характеристик личности — двухмерных фронтальных изображений внешности, пригодных для автоматического распознавания и сравнения, изображений радужных оболочек глаз, а также – трёхмерных изображений лица, образцов почерка, описания ДНК и/или других биометрических признаков. В настоящей версии АДИС ПАПИЛОН реализована возможность проведения автоматических поисков по закодированному двухмерному изображению лица и/или радужной оболочке глаза, выполняемых параллельно с дактилоскопическими поисками. Поддерживается обмен данными с системами идентификации личности по радужной оболочке глаза и габитоскопическими системами других производителей.

АДИС ПАПИЛОН предоставляет возможность удалённого доступа к БД (TCP/IP) для передачи информации, проведения всех видов дактилоскопических проверок, в том числе в режиме реального времени, и построения многоуровневой системы взаимосвязанных дактилоскопических учётов.

Обмен данными с дактилоскопическими системами других производителей осуществляется в формате ANSI/NIST (RUS-I, Interpol, EFTS, EBTS). Сжатие изображений для хранения и передачи осуществляется WSQ-алгоритмом разработки ПАПИЛОН, сертифицированным в ФБР США.

В основу построения АДИС ПАПИЛОН положена архитектура «клиент-сервер», поддерживающая независимое обращение рабочих станций к обслуживающему запросы серверу.

Процесс поисков организован по технологии распределенных вычислений.

АДИС ПАПИЛОН (скачать PDF)…

«Где мои пальцы?» Ищем наши отпечатки в дактобазе и выясняем, как взломать телефон

«Где мои пальцы?» Ищем наши отпечатки в дактобазе и выясняем, как взломать телефон

Технику и инструменты экспертов мы видели уже сто раз. Госкомитет судебных экспертиз периодически устраивает «выставки достижений» — как для интересующихся темой гражданских, так и для специалистов из смежных ведомств. На очередной встрече в Гомеле у нас были некоторые конкретные вопросы. В частности — как взломать телефон? Также мы попросили пробить отпечатки рук, которые, как считалось, занесены в милицейскую базу 13 лет назад, — всплывут ли? Смотрим, что из этого вышло.

«Лепесток» и все-все-все

В Гомельском облуправлении Госкомитета судебных экспертиз собрались милиционеры, следователи, таможенники, пограничники. Им важно понимать, на что они могут рассчитывать, обращаясь к экспертам, и на что не могут. Тут как сформулируешь вопрос, такой и ответ получишь.

Поле деятельности ведомства расширяется, появляется современная техника, отмирает прежняя, к привычным занятиям добавляются новые. Например, планируют проводить культурологические экспертизы. Как раз сейчас готовят экспертов, которые, помимо прочего, смогут профессионально отличать порнографию от эротики. Очевидно, такие специалисты появятся сначала в центральном аппарате. Сроки пока неясны, говорят, «скоро».

На традиционной выкладке — оружие, боеприпасы, охолощенные препараты, снаряжение эксперта от советских времен до наших. На идущем фоном видео эксперты рассматривают неплохо нашумевший недавно «предмет, похожий на АКМ» (продолжение этой истории мы еще ждем).

На почетном месте одна из последних в стране пластмассовых мин ПФМ-1 («Лепесток»). Таких нынче на вооружении у нас не осталось, недавно все взорвали.

— Не сработает? — сжимаю пальцами пластик.

— Не должна, — предполагают эксперты.

Изящно выложены кости и биологические следы кого-то, кто при жизни не мечтал о такой популярности. Трещины на позвоночнике, которые можно принять за фатальный перелом, — оказывается, всего лишь остеохондроз. Рядом — фото топора, чей след оставлен на черепе.

На предметном стекле микроскопа лежит кусочек чьего-то сердца — красное пятнышко в окуляре.

95%

Израильский комплекс UFED Touch-2 предназначен для того, чтобы потрошить телефоны, планшеты, прочие носители. Выглядит как некое подобие планшета, с которым поставляется еще чемодан адаптеров, переходников и прочих принадлежностей. Очевидно, что мировой рынок спецоборудования переполнен подобным добром — плати и потроши. В интернете есть видеоинструкции, все просто: подбираешь из комплекта адаптер и провод для конкретной марки телефона, подключаешь, выкачиваешь содержимое. Школьник справится. Содержимое можно выкачать даже не разблокируя телефон, в режиме загрузки.

Гомельский экземпляр приобретен три месяца назад.

— Это оборудование поддерживает больше 10 тысяч мобильных устройств, — рассказывает судебный эксперт Евгений Михалевич. — Оно позволяет снимать пароли на телефонах, планшетах, других устройствах. Если условный телефон поврежден, можем подключиться непосредственно к материнской плате. Либо выпаять чип памяти и извлечь информацию. Ее декодирование производится уже другими программными средствами.

Михалевич уточняет, что сказанное относится и к Android, и к iPhone, и к старым кнопочным трубкам. О конкретных уязвимостях не рассказывает: закроются.

Фото: cellebrite.com

— Мы в том числе восстанавливаем информацию, которую пользователь удалил. Например, переписку в мессенджере. Конечно, многое зависит от настроек телефона. Кроме того, производители совершенствуют защиту, поэтому мы в роли догоняющих. Они кодируют — мы раскодируем. Сегодня извлечь и декодировать информацию нам удается в 95 процентах случаев.

«Не надо так стараться»

В 2005 году ради эксперимента я, похоже, первым в Гомеле прошел так называемую «добровольную дактилоскопическую регистрацию». Настало время поинтересоваться, как поживают мои пальчики. Они, если верить обещаниям, ждут своего часа в электронной базе.

Эксперты соглашаются проверить, сработает ли система. Внесли ли в нее вообще мои отпечатки или это популярный миф? Ведь тогда еще не было ни СК, ни самого Госкомитета судебных экспертиз. Отпечатки брали в РОВД, бог знает куда они потом подевались.

Вообще, про дактилоскопию рассказано уже все. Да, на рынке есть электронные сканеры, позволяющие быстро и, главное, чисто заносить отпечатки в базу, они красивые и дорогие. На практике, как и в 2005-м, в большинстве случаев используется старый добрый валик, типографская краска и лист бумаги.

Сегодня для эксперимента нам понадобится… что-нибудь гладкое. Да вот хотя бы коробка от картриджа. Несколько раз дотрагиваюсь пальцами.

— Не надо так стараться, — говорят эксперты. — В реальности преступники-то не стремятся нам работу облегчить…

Как бы то ни было, отпечатки вышли на славу — проявляются под кисточкой.

Теперь их надо снять. Для этого поверх отпечатка наклеивается специальная дактопленка или прозрачный скотч. Потом отдирается, переносится на бумагу. Образец с места происшествия готов. Когда к экспертам приходят на экскурсию школьники, похожие карточки дарят им в качестве сувениров.

— На днях у меня как раз было совпадение, ­— пока суд да дело вспоминает эксперт Игорь Нарбут. — Из Речицкого района прислали след с бутылки. Выяснилось, человек освободился из колонии 17 марта и сразу пошел с дач воровать…

Теперь самое интересное: надо найти совпадения в Автоматизированной дактилоскопической идентификационной системе. Той самой, куда, как обещали милиционеры в 2005-м, занесены мои пальцы. Как ни странно, для сканирования отпечатка используется обычный штатский сканер.

Нарбут жмет ввод. Через несколько минут задумчивости компьютер выдает список наиболее вероятных совпадений (в настройках заданы 15). Моя фамилия на первом и втором местах (оказывается, на меня заведены аж две дактокарты). Преступление раскрыто.

Создатели национальной турецкой базы отпечатков пальцев вышли на биржу Оказалось, что это челябинская компания — а ее система уже работает в российском МВД и, возможно, в ФБР

Президент России Дмитрий Медведев осматривает дактилоскопический комплекс «Папилон». 16 декабря 2010 года Михаил Климентьев / ТАСС

В начале декабря на турецкой бирже прошло первое публичное размещение акций (IPO) компании Papilon Savunma, которая разрабатывает технологии биометрической идентификации. Компания — постоянный подрядчик местных силовых структур: на ее технологии работает национальная система обработки отпечатков пальцев. В Турции эту компанию называют местной, но в ходе размещения стало понятно, что ее основной акционер — российская компания «Папилон» из Челябинской области. Она создала для российского МВД федеральную систему обработки отпечатков пальцев, а пару лет назад выяснилось, что ее технология могла быть продана в ФБР под видом французской разработки. «Медуза» рассказывает о бизнесменах из маленького города Миасс, которые создали международный бизнес на идентификации людей.

6 декабря на турецкой фондовой бирже Borsa Istanbul под тикером «PAPIL» начали торговаться акции компании Papilon Savunma — ведущего турецкого разработчика инструментов биометрической идентификации личности для национальной безопасности, говорится на официальном сайте биржи.

Papilon Savunma основана в Анкаре в 2012 году. Она фокусируется на решениях для обеспечения безопасности, разработках в области виртуальной реальности, а также искусственного интеллекта. Среди ее продуктов — системы снятия и обработки отпечатков пальцев и рисунков ладоней рук, программы распознавания лиц, устройства для проведения баллистических экспертиз, системы контроля доступа на специализированные объекты и предприятия.

С момента основания компании принадлежащая ей система APFIS стала основой национальной базы данных Турции по хранению отпечатков пальцев и рисунков ладоней. В системе содержатся 55 миллионов записей, а в отделениях правоохранительных органов Турции установлены около тысячи рабочих станций для подключения к ней. Кроме того, в аэропорту Стамбула имени Ататюрка, закрытом в апреле 2019 года, несколько лет стояли турникеты eGate от Papilon Savunma. Они позволяли без участия сотрудника аэропорта отсканировать документы пассажира, его лицо и отпечатки пальцев на предполетном контроле.

Проморолик Papilon Savunma о работе турникетов eGate в аэропорту Стамбула Papilon Savunma

Сама Papilon Savunma позиционирует себя как «международную компанию, базирующуюся в Турции». На карте регионов присутствия компании указаны Австралия, страны Латинской Америки, Ближнего Востока и Африки. Из проспекта компании к IPO следует, что до размещения на бирже 68% Papilon Savunma принадлежали российскому АО «Папилон» из города Миасс Челябинской области. Оставшейся долей владели Гюнель Садигова (20%) и Доган Демир (12%). Заместитель генерального директора и один из совладельцев АО «Папилон» Иван Шапшал пояснил «Медузе», что Гюнель Садигова — это «представитель партнера из Азербайджана, с которым компания начинала продвижение в Турции», а Доган Демир является региональным директором Papilon Savunma в Турции.

В ходе IPO Papilon Savunma разместила на бирже 7,5 млн акций по цене в 4,4 турецких лир (около 48 рублей по действующему курсу) за штуку и, таким образом, выручила 33 миллиона турецких лир (362,5 миллиона рублей). Капитализация всей компании составила 143 миллиона турецких лир (1,5 миллиарда рублей). 9 декабря акционеры Papilon Savunma уведомили биржу о продаже еще 6,4 миллионов акций некому Омеру Озбаю. Иван Шапшал рассказал, что Озбай — это президент турецкого инвестфонда Verusa и бывший вице-президент биржи Borsa Istanbul. Сумма сделки не раскрывалась, однако рыночная стоимость такого пакета акций на момент появления информации о сделке составляла не менее 40,5 миллионов турецких лир (около 443 миллиона рублей).

В итоге, после IPO, по данным на 10 декабря, 40,44% Papilon Savunma принадлежали российскому АО «Папилон», 18,62% находились у Омера Озбая, 10,47% — у Догана Демира, 21,82% вращались на бирже, 5,45% — готовятся к размещению на бирже в ходе допэмиссии, а 3,2% принадлежали неизвестным миноритариям.

Российские акционеры в ходе IPO продали 2,5 миллиона своих акций по цене в 4,4 турецких лир за штуку, а затем, в ходе внебиржевой сделки — еще 4 миллиона акций, рыночная стоимость которых на тот момент составляла не менее 6,33 турецких лир за штуку. Таким образом, АО «Папилон» из Челябинской области в начале декабря суммарно выручило на продаже акций не менее 36,3 миллионов турецких лир (около 400 миллионов рублей).

На ракете из Челябинска

Российская компания «Папилон» была создана в 1991 году в городе Миасс. По данным СПАРК, через ООО «Адис» ей владеют основатель и генеральный директор компании Павел Зайцев, его заместитель Иван Шапшал и еще шесть человек. Выручка АО «Папилон» по итогам 2018 года составляла более 1 миллиарда рублей.

Шапшал рассказал «Медузе», что практически все совладельцы компании в 1980-е вместе учились в Московском физико-техническом институте, базовая кафедра которого в то время находилась в Государственном ракетном центре имени академика В. П. Макеева в Миассе. После окончания учебы будущие основатели «Папилона» несколько лет работали в ракетном центре, после чего перешли на работу в компанию «Совиндейта».

«В Челябинской милиции в то время работал эксперт-криминалист Виктор Леонидович Шмаков, он был большой энтузиаст своего дела. Ему было понятно, что бумажные дактилоскопические карты нужно как-то оцифровывать и сравнивать — так можно раскрыть большое количество преступлений. Во многом благодаря ему наша команда взялась за разработку автоматизированной системы регистрации, обработки и сравнения отпечатков пальцев, это был наш первый продукт», — говорит Шапшал.

Гендиректор «Папилона» Павел Зайцев рассказывал, что в 1991 году МВД объявило всероссийский конкурс на разработку комплекса для сравнения отпечатков пальцев, который работал бы на базе персонального компь­ютера. На его создание министерство выделило 2 миллиона рублей. «Мы изучили иностранный опыт, добавили свои разработки и за год создали комплекс, который был признан лучшим», — говорил Зайцев.

С руководством компании «Совиндейта» у команды возникли разногласия. В итоге они создали собственную компанию «Папилон» и продолжили развивать технологию, рассказывал Зайцев. Сама «Совиндейта» сейчас работает под брендом Sonda и тоже занимается разработками в сфере биометрии. «В то время еще не было закона об авторском праве, и права на исходные тексты программ принадлежали в равной степени и разработчику, и работодателю. Копии исходных текстов были и у нас, и у них», — пояснял Зайцев.

Сначала системы обработки отпечатков пальцев от «Папилона» работали только в Челябинской области и еще нескольких регионах, но уже в 2000-x компания создала для МВД федеральную автоматизированную дактилоскопическую информационную систему (АДИС), которая сейчас функционирует по всей стране. На официальном сайте «Папилона» говорится, что ее используют МВД, ФСБ, Следственный комитет, Министерство обороны и другие российские ведомства.

В дальнейшем «Папилон» создал еще несколько продуктов в сфере биометрии — например, сканер радужной оболочки глаза и систему распознавания лиц. Он же разработал несколько специализированных решений для нужд правоохранительных органов, включая систему идентификации огнестрельного оружия.

Притвориться иностранцем

«Папилон» поставляет свои разработки в 30 стран, в основном — СНГ, Азию, Ближний Восток, говорит Шапшал. Помимо дочернего предприятия в Турции, у компании также есть подразделение в Индии — Papillon Systems India, в нем российским акционерам принадлежит доля в 25%. Однако головной офис и разработчики, по его словам, по-прежнему работают в Миассе. «У нас там 450 сотрудников, работают в двух шагах от дома, очень удобно», — говорит Шапшал.

Развитие бизнеса за рубежом шло не безоблачно. В феврале 2015 года бывший топ-менеджер французского холдинга Safran Филипп Десбуа и руководитель еще одной промышленной компании PowerJet Венсан Аскоет, которые длительное время жили и работали в России, обратились в Окружной суд Северного округа Калифорнии. Они подали иск к Safran и его дочерней компании Morpho, заявив, что Safran под видом собственной разработки продал государственным органам США — и, в частности, ФБР — систему распознавания отпечатков пальцев, в основе которой лежала технология «Папилона». «Ответчики ложно настаивали и продолжают утверждать, что технология в устройствах распознавания отпечатков пальцев — французская, когда на самом деле это российская технология, используемая ФСБ», — говорится в иске (его копия есть у «Медузы»).

Судебные разбирательства длились несколько лет, и в мае 2019 года Апелляционный суд США постановил отклонить иск — Десбуа и Хаскоет не смогли доказать состоятельность своих обвинений. Иван Шапшал отказался комментировать это дело.

Глава одной из конкурирующих с «Папилон» компаний в сфере биометрии пояснил «Медузе», что практика, когда разработки одной компании продаются под другим брендом, существует и вполне легальна. «Как это делается: российская компания находит партнера с хорошей репутацией на Западе, он заключает с ней контракт, то есть официально лицензирует технологию, а дальше продает ее своим клиентам в качестве собственной разработки, отчисляя российской компании указанный в контракте процент выручки, — рассказывает собеседник „Медузы“. — Биометрические данные — очень чувствительная информация, а геополитическая ситуация такова, что США и страны Европы, особенно их правоохранительные органы, никогда не будут покупать системы для работы с биометрией из России. Поэтому наши компании и продают их только в страны третьего мира, но некоторые пытаются найти лазейки», — говорит он.

Топ-менеджер одного из венчурных фондов добавляет, что такая практика существует не только в сфере биометрии. «В случае конкретно с „Папилон“, довольно очевидно, что даже в Турции компания продвигает себя как местную, и правильно делает. Понятно, что правоохранительные органы не обманешь, но все равно для развития бизнеса в такой чувствительной сфере, как биометрия, лучше „быть своим“», — говорит он.

Сам Шапшал говорит, что создание в Турции местной компании было одним из условий для работы с турецкими силовиками. К проведению IPO у властей страны тоже были пожелания: по его итогам «Папилон» и его местный менеджер обязались сохранить контроль над турецкой «дочкой».

Успешную работу в Турции Шапшал объясняет тем, что в стране нет собственных компаний, которые бы занимались разработками в сфере биометрии. «В целом, в мире у нас есть только три серьезных конкурента», — добавляет замдиректора «Папилона».

Современные автоматизированные идентификационные системы

АДИС Папилон

В криминалистике основным способом идентификации личности на протяжении уже многих лет является дактилоскопия, или идентификация на основании папиллярных узоров. А вот с помощью дактилоскопии ежегодно только в России раскрывается свыше 30 тыс. преступлений. Визуальная проверка дактилокарт экспертами — занятие очень длительное, компьютеры же выполняют подобную операцию за считанные секунды и тут же выдают ответ, обнаружен ли идентичный отпечаток в базе данных или нет. Часть дактилоскопических экспертиз вообще может быть осуществлена только с помощью компьютера.

В частности, это касается идентификации по особым точкам или идентификации по следам ладоней (примерно 30% следов с мест преступления — это следы ладоней). В этой ситуации нет ни малейших шансов вручную идентифицировать подобные следы.

Не удивительно, что автоматические дактилоскопические информационные системы — АДИС (по-английски они называются Automatic Fingerprint Identification Systems, AFIS) пользуются большой популярностью. Их внедрение — это одно из необходимых условий организации высокоэффективной работы правоохранительных органов. Как правило, такие системы позволяют вводить и хранить дактилокарты и следы с мест преступлений, автоматически проверять следы и дактилокарты по базе данных и обмениваться информацией с другими подобными системами по международным стандартам, а в итоге получать ответы на вопросы типа: «Имеется ли в базе данных дактилокарт или следов информация на лицо, оставившее данный след?» либо: «Имеется ли в базе данных дактилокарт или следов информация на лицо с конкретными персональными данными: фамилия, имя?» и т.п.

АДИС Папилон широко применяется в России для автоматизации дактилоскопических учетов, формируемых в рамках выполнения закона «О государственной дактилоскопической регистрации в РФ», в том числе и криминалистических учетов. Все крупнейшие российские автоматизированные банки данных дактилоскопической информации федерального, межрегионального и регионального уровня построены на базе АДИС Папилон. В электронный формат Папилон переведены практически все бумажные дактилоскопические учеты страны.

АДИС Папилон обеспечивает создание, хранение и функционирование электронной базы данных дактилокарт и следов и автоматизацию процесса дактилоскопической идентификации для решения обширного круга задач. К этим задачам относятся как установление личности по отпечаткам и следам пальцев рук и ладоней, в том числе путем проведения оперативных проверок по оттиску пальца в режиме реального времени так и идентификация неопознанных трупов и установление причастности личности к ранее совершенным преступлениям.

Пользователями АДИС Папилон в России являются подразделения Министерства внутренних дел, Федеральной службы безопасности, Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной миграционной службы и Министерства обороны.

Программное обеспечение АДИС осуществляет проведение следующих видов поиска:

  • · отпечатков рук (ногтевых фаланг и ладоней) проверяемых лиц по автоматизированной дактилокартотеке — режим «Дактилокарта-Дактилокарта»;
  • · отпечатков рук (ногтевых фаланг и ладоней) проверяемых лиц по автоматизированной следотеке — режим «Дактилокарта-След»;
  • · следов рук (ногтевых фаланг и ладоней), изъятых с мест нераскрытых преступлений по автоматизированной дактилокартотеке
  • · режим «След-Дактилокарта»;
  • · следов рук (ногтевых фаланг и ладоней), изъятых с мест нераскрытых преступлений по автоматизированной следотеке — режим «След-След».

Поиск по массивам АДИС осуществляется автоматически при занесении следов или отпечатков в базу данных: следов рук — по базе следов и отпечатков; отпечатков рук — по базе отпечатков и следов рук.

Результатами поисков являются рекомендательные списки кандидатов, упорядоченные по степени сходства образов папиллярных узоров. Результаты эксплуатации АДИС показывают, что за все время существования дактилоскопических учетов в России появился реальный инструмент, позволяющий значительно эффективнее использовать дактилоскопические учеты в раскрытии и расследовании преступлений, в установлении личности проверяемых. Но эффективность зависит не только от возможностей используемого программно-технического комплекса АДИС, но и организационной стороны ее деятельности.

Дополнительно к картотеке допускается формирование и ведение учета в виде электронных баз данных. Автоматизированный режим ведения учета осуществляется на основе программно-технических комплексов автоматизированных дактилоскопических идентификационных систем (АДИС). Ведение автоматизированного учета следов рук осуществляемся в соответствии с эксплуатационной документацией АДИС, сотрудниками, прошедшими соответствующую подготовку по работе на АДИС. При этом к работе по проверке рекомендательных списков допускаются только эксперты, аттестованные на право самостоятельного производства дактилоскопических экспертиз. При наличии автоматизированного учета АДИС, проверка производится по всей электронной базе следов рук и дактилокарт ОВД.

При наличии АДИС следы рук подлежат постановке на автоматизированный учет.

Минимальная конфигурация территориальной мини АДИС содержит комплекс следующих устройств:

  • · устройства ввода дактилоскопических изображений (проекционные, планшетные сканеры, телекамеры и др.);
  • · комплекс аппаратных средств для обработки и хранения дактилоскопической и текстовой информации, включая устройство визуального контроля результатов сравнения;
  • · устройство печати;
  • · устройство приема-передачи информации по каналам.

Центральные программно-технические комплексы АДИС строятся по модульному принципу и предусматривают возможность расширения состава технических средств за счет подключения дополнительных рабочих станций, вычислителей и т. п.. Состав технических средств определяется объемом данных для хранения дактилоскопических изображений и сопроводительной текстовой информации, временем обработки запросов на поиск в каждом из режимов, объемом дактилоскопической информации, поступающей на проверку. АДИС ЭКП предусматривает возможность обмена изображениями папиллярных узоров по каналам связи между подразделениями одного уровня, а также приема информации от удаленных сканирующих устройств.

Возможности АДИС Папилон:

  • · ввод и хранение в БД электронных дактилокарт, включающих в себя: текстовую информацию, отпечатки пальцев и ладоней, контрольные оттиски, дактилоформулу, фотоизображения внешности и особых примет, словесное описание внешности.
  • · ввод и хранение в БД следов пальцев рук и ладоней, изъятых с мест преступлений.
  • · импорт/экспорт дактилокарт и следов в форматах МВД России, Интерпол, ФБР
  • · автоматические поиски карта-карта, карта-след (пальца, ладони), след (пальца, ладони)-карта, след (пальца, ладони)-след (пальца, ладони) для каждой вводимой в БД дактилокарты или следа
  • · автоматический поиск по словесному описанию внешности
  • · автоматизированное составление дактилоформулы
  • · ведение автоматизированного дактилоучета: получение выборок из БД, сортировка списков БД, удаление и редактирование записей и т.д.
  • · просмотр и печать текстовой и графической информации (отпечатки, следы, фотоизображения)
  • · печать документов, списков, справок, статистической информации

Здравствуйте, уважаемые Пикабушники!

Пикабу читаю давно, но зарегистрировался только сейчас.

Прочитал длиннопост http://pikabu.ru/story/nemnogo_o_daktiloskopii_4822225. И вот рассмешило: уважаемый автор говорит «Заполненная дакто карта вносится в единую базу данных и хранится на сервере для дальнейшего использования, например, в системе «Папилон».» В моей долгой и грешной жизни имело место знакомство с шайтанмашиной «Папилон» и т.н. единой базой.

Все началось в феврале прошлого (2016) года. Меня «взяли» в городе Новосибирск, где привезли в отдел полиции. Там я благополучно был проверен на Папилоне. Совпадений не обнаружилось. Хотя в далекой молодости у меня уже «брали пальчики» в другом городе. Не нашли? Ну хорошо, давайте внесем. Сняли отпечатки всех пальцев + отпечатки ладоней и т.д. Далее. Меня держут в отделе до вечера, после чего везут на ИВС,где снова «берут пальчики». На мой резонный вопрос «Зачем? Ведь только что взяли и все уже есть в базе.» Ответили, что базы разные. Ок. Двигаемся дальше. Через 2-суток ИВС за мной прилетают оперативники и увозят меня в далекую Читу, где о шайтанмашине «Папилон» слышали, но в наличии не имеют. Поэтому в Чите везде (ВЕЗДЕ!) снимали отпечатки черной краской: в отделе, на ИВС-е, в СИЗО. И после выхода из СИЗО снова в отделе! Какая единая база? Вы шутите?

З.Ы. Спокойно отмывал теплой водой и туалетным мылом, намыливая и смывая три раза. А вот холодной совсем не отмывается. Видимо, краска у всех разная.