Принципы договорного права

Принципы договорного права от 9111.msk.ru

Принципы договорного права

В договорном праве выделяется множество принципов. Несмотря на то, что все они оказываются важными, некоторые из них относятся к основным, другие к второстепенным. Основными принципами считаются три: 1) принцип свободы, 2) принцип соответствия закона и 3) принцип возмездности. Остановимся подробнее на принципах договорного права. Поскольку при составлении договора они наиболее чаще упоминаются.

Принцип свободы раскрывается в базовых элементах составления договора. В частности он подразумевает, право субъекта договора самостоятельно принимать решение о его заключении, о том с кем его заключать и на каких основаниях.

Принцип свободы влияет и на выбор типа договора, которым будут урегулированы отношения между сторонами. Безусловно, здесь уже действует другой принцип – соответствия закону, поскольку участникам следует выбирать договор, который не нарушает текущее законодательство государства. Также, к свободе договора относится, и право каждого из участников любыми из соответствующих закону способов уточнять свои обязанности, касаемо заключённого соглашения.

Как видим, данный принцип достаточно обширен, но и, тем не менее, и он имеет свои ограничения. Они касаются в первую очередь, того, что свобода одного из участников договора ограничивается пределами свободы другого из участников. Другими словами, свободны в выборе средств заключения и выполнения договора, если они не нарушают свободы другой стороны.

Принципы договорного права

  • Например, принцип свободы нарушается, если одна сторона принуждает другую к участию в соглашении, к выполнению договора неправомерными способами и пр. Или составленный договор предполагает нанесение определённого вреда другому лицу, нарушение чужих прав, обход закона или какое-либо другое злоупотребление правом. Также недобросовестное исполнение договора относится к нарушению принципа свободы. Впрочем, изначально любое поведение участника договора принимается как доказанный факт добросовестности. И если одна договорная сторона желает оспорить нарушение принципа свободы договора, она должна представить конкретные доказательства.
  • Второй принцип договорного права звучит следующим образом – соответствие содержания соглашения закону. Этот принцип подразумевает, что составление договора должно производиться в соответствии с нормативными актами, предусмотренными законом. Таким образом, составленное соглашение становится обязательным для исполнения. В тоже время если закон изменяется после заключения договора, то содержание его остаётся прежним. Исключением становятся случаи, когда в законе конкретно указывается, что он влияет на отношения, которые возникли ранее, т.е. непосредственно на заключенный договор.
  • Третий принцип означает возмездность договора (об этом можно узнать из п. 3 ст. 423 ГК РФ). Он означает, что при составлении договора, каждая из сторон получает обоюдное имущественное удовлетворение (например, одна из сторон деньги, а другая товар или уже одна из сторон услуги, а другая деньги и пр.). Данный принцип может нарушаться только в случае, если это исходит из закона или содержания договора, что непосредственно подразумевает иное развитие событий. К этому принципу относится стабильности цены в договоре. Указанные в договоре цены могут изменяться, в случае если только это предписано законом или самим договором.

К второстепенным принципам договорного права относятся:

  • принцип реального выполнения,
  • принцип добросовестности и разумности,
  • принцип содействия в исполнения,
  • принцип недопустимости расторжения договора в одностороннем порядке и пр.

Юристы с сайта 9111.msk.ru помогут Вам в решении сложных и спорных вопросов.

Для записи на консультацию позвоните по номеру телефона +7 (985) 355-03-73

Адрес офиса: г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 18, корп. 2 (ст. метро Беляево)

График работы: пн-пт c 10:00 до 19:00

Адрес сайта: www.9111.msk.ru

Адрес эл. почты: info@9111.msk.ru

С уважением, Ваша команда профессиональных юристов 9111.msk.ru !

СИСТЕМА ПРИНЦИПОВ ДОГОВОРНОГО ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ Текст научной статьи по специальности «Право»

Л. Т. Бакулина

Бакулина Лилия Талгатовна — кандидат юридических наук, доцент, декан Юридического факультета, Заслуженный юрист Республики Татарстан, депутат Казанской городской Думы

Казанский (Приволжский) федеральный университет

Система принципов договорного правового регулирования

Категориальный статус понятия «принцип» в философской литературе определяется в эмпирическом, онтологическом (субстанциональном) и гносеологическом аспектах1. Основываясь на философских категориях диалектики, дедуктивный способ познания сущности явлений социально-правовой действительности в целом и договорно-регулятивной деятельности в частности предполагает использование наиболее общих категорий «принципы права» и/или «принципы правового регулирования». Однако многогранность и неоднозначность в юридической науке трактовок указанных категорий2 усложняют задачу определения сущности и классификации принципов договорного правового регулирования.

Использование методологии системно-деятельностного подхода3 позволяет осуществить исследо-дование принципов договорного правового регулирования в нескольких срезах: 1) как полиструктурного образования4 в правовой системе общества; 2) как микросистемного элемента системы принципов права5; 3) как основополагающих начал юридической деятельности; 4) в качестве основания системности позитивного права6.

В общей теории права сложилось множество подходов к пониманию правовой системы общества, которые отражают различные модели взаимодействия общества, государства и права7. Кроме того, анализируемая теоретическая конструкция является конституционной категорией, которой оперирует законодательство и правоприменительная практика, особенно конституционно-судебная8. В этой связи достаточно убедительной представляется позиция Т.В. Кухарчук, согласно которой правовая система, существуя в правовой реальности (правовой действительности, правовой жизни), не охватывает все правовые явления и процессы в целом, представляя собой одну из сторон проявлений бытия права. Иными словами, правовая система является такой стороной реальности, в которой последняя приобретает конкретно-историческую (или историко-культурную) и пространственно-временную определенность. В то же время как явление правовой действительности данная система есть упорядоченное целое, в

2 См., например: Бакулина Л.Т. Подходы к исследованию правового регулирования // LEX RUSSICA (РУССКИЙ ЗАКОН). 2016. № 8 (117). С. 9-20.

4 Фролов С.Е. Принципы права (Вопросы теории и методологии): автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2001. С. 6.

5 Захарова К.С. Указ. соч. С. 8-9.

6 Воронин М.В. Основания и проявления системности права: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2013. С. 21.

8 См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Российская газета. 2 декабря 2003. № 3358; Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2015 г. № 21-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального Закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации, частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы // Собрание законодательства РФ. 2015. № 30. Ст.4658.

рамках которого правовые явления закономерно связаны между собой и проявляют в этой связи не случайные, а необходимые свойства1.

Теоретико-методологические подходы, выработанные юридической наукой для понимания сущности и содержания правовой системы общества, представляется возможным распространить не только на крупные юридические элементы правовой системы в виде правообразования, правотворчества, правореализации или правосознания, но и на взятые в единстве содержания и формы источники права, которые, по мнению В.Н. Карташова, формируют логическую или логико-философскую структуру правовой системы общества наряду с иными типами ее структуры (генетической, функциональной, горизонтальной, вертикальной, временной, пространственной и стохастической)2.

Следовательно, в правовой системе общества договорное правовое регулирование может быть представлено в качестве автономной подсистемы, структуру которую образуют следующие элементы.

Во-первых, договорное правопонимание, или доктринальное восприятие договора и иных договорно-регулятивных средств как форм и/или источников права в научных школах, представляющих различные типы правопонимания и, прежде всего, общедоктринальные типы понимания сущности и практической ценности права, среди которых легистское, естественно-правовое, социологическое3, а также интегративное4.

Во-вторых, договорное нормотворчество, понимаемое в качестве одного из способов правотворческой деятельности, основанной на согласовании обособленных волеизъявлений субъектов, направленной на установление правовых норм5, а также иные виды договорно-регулятивной деятельности.

В-третьих, договорный правовой массив, который в наиболее обобщенном виде характеризуется в качестве совокупности публично-правовых и частноправовых договоров6, международных договоров и соглашений, договоров и соглашений в сфере национального публичного и частного права7, а также нормативных и ненормативных договоров8.

Предложенная структурированность договорного правового регулирования в контексте анализа правовой системы общества позволяет выделить следующие группы принципов договорного правового регулирования: 1) доктринальные, легитимные и традиционные принципы9; 2) доктринальные принципы, принципы позитивного права и прикладные принципы10 с их последующей дифференциацией на принципы-идеи и принципы-связи, нормы-принципы и «высшие правовые нормы»11 и т.д.

Основой правовой системы общества выступает целостное единство правовых актов и норм национального права, разделенных на основе внутреннего согласования на части, которые связаны между собой иерархическими и координационными отношениями и имеют своим центром правовые принципы, в концентрированной форме выражающие сущность, цель, основные задачи и функции права (и/или правового регулирования)12. Соответственно, субъекты договорного нормотворчества в своей практической деятельности по созданию договорных норм должны руководствоваться принципами позитивного права, составляющими: а) исходные начала отдельных институтов права; б) принципы, характерные для смежных институтов права; в) отраслевые принципы; г) межотраслевые принципы; д) принципы отдельной национально-правовой системы; е) принципы правовой семьи; ж) принципы международного права (ко-

1Кухарчук Т.В. Некоторые теоретико-методологические вопросы исследования правовой системы общества // Правоведение. 1998. № 2. С.44-50.

3 Палеха Р.Р. Общедоктринальные правопонимания в современной юридической науке // Вестник Воронежского инта МВД России. 2011. № 4. С. 25.

5 Иванов В.В. К вопросу о теории нормативного договора // Журнал российского права. 2007. № 7. С. 85-97.

6 Тихомиров Ю.А. Правовая сфера общества и правовая система // Журнал российского права. 1998. № 4-5. С. 7-15.

7 Воронина М.Ф. Договор как источник права (Теоретико-правовой аспект): автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2008. С. 22.

8 Обоснованные В.М. Барановым и В.Н. Карташовым принципы правокодифицирующей практики необходимо учитывать и при систематизации договорного правового массива (См. подробно: Баранов В.М., Карташов В.Н. Юридические принципы технологии правовой кодификации // Кодификация законодательства: теория, практика, техника: Материалы Международной научно-практической конференции (Нижний Новгород, 25-26 сентября 2008 года) / Под ред. доктора юридических наук, профессора, Заслуженного деятеля науки РФ В.М. Баранова, кандидата юридических наук, доцента Д.Г. Краснова. Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, Торгово-промышленная палата Нижегородской области, 2009. С. 60-73.).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9 Нестеров А.В. О принципах права // Научные труды РАЮН. Вып. 11. В 2 т. Т. 1. М.: Юрист, 2011. С. 432-436.

торые, в свою очередь, подразделяются на принципы отдельных институтов, отраслевые, межинституционные, межотраслевые и, наконец, общие принципы международного права)1.

Договорно-правовые нормы, обособленно регулирующие тот или иной вид общественных отношений, объединяются и функционируют в системе права, как правило, в статусе субинститутов, правовых институтов, подотрасли права, а также комплексных правовых образований. Так, в семейном праве се-мейно-правовые сделки, в частности брачные контракты, соглашения супругов о разделе имущества, договор родителей об определении места жительства ребенка, алиментные соглашения2, в том числе соглашения об участии в несении дополнительных расходов, соглашения о порядке выплаты и размере средств на содержание3, по сути выступают субинститутами отрасли семейного права, составляя часть семейно-правовых институтов, а именно: брака, прав и обязанностей супругов, прав и обязанностей родителей, семейных обязательств членов семьи и применения семейного законодательства.

Ядром системы принципов договорного правового регулирования являются такие руководящие начала, которые обуславливают сущность и природу договора как универсального средства правового регулирования (диспозитивность, автономия воли и формально-юридическое равенство договаривающихся сторон, эквивалентный характер, взаимная ответственность и др.). В связи с чем зарубежными и отечественными авторами отмечается, что процесс формирования и реализации договоров и соглашений осуществляется на основе следующих принципов: законности; свободы договора; сбалансированности обязательств сторон в договоре; оптимального сочетания личных (частных) и общественных (публичных) интересов; договорной справедливости; непротиворечивости договорных обязательств сторон требованиям нравственности, добрым нравам, публичному порядку и др.4

В современных условиях тенденция динамичного соотношения национального и международного права проявляется во всё большем «проникновении» международных принципов и норм в национальные правовые системы. При этом, как справедливо отмечает Ю.А. Тихомиров, следует вести речь не об одностороннем примате первых, а о строгих национально-государственных критериях такого признания5. Анализ международных нормативных документов и конституционных правовых актов, закрепляющих в разной степени конкретности фундаментальные (основополагающие, общеправовые, общепризнанные) принципы права, позволяет выделить в качестве общих (фундаментальных, основных) принципов договорного правового регулирования солидарность и партнерство, социальную справедливость и социальную ответственность; признание человека, его прав и свобод высшей ценностью, гармонизацию публичных и частных интересов; свободу договора, добросовестность, разумность и ряд других.

Таким образом, множественность и разнонаправленность межсистемных связей договорных норм, объединенных в простые или сложные субинституты, правовые институты, а также иные правовые образования, охватывающие отрасли публичного и частного права, в том числе как в рамках национального, так и международного права, что, в свою очередь, приводит к появлению среди исходных начал позитивного права новой подгруппы принципов (принципы публичного права6 и принципы частного права7), позволяет утверждать, что система принципов договорного правового регулирования приобретает черты микросистемного образования в макросистеме принципов права.

Следующий аспект познания принципов договорного правового регулирования предполагает их соотношение с принципами таких видов юридической деятельности, как правотворчество, правоприменение, право-реализация, правотолкование. Так, например, принцип объективности (всесторонности, полноты и объективности) рассматривается в качестве общего принципа юридического процесса (принцип всесторонности, полноты и объективности в процессуальной деятельности8), и, следовательно, правотворческой деятельности (в том числе конституционного правотворчества9), а также функционального принципа процессуальных отраслей права10,

3 Ксенофонтова Д.С. Правовые гарантии в сфере алиментирования: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2015. С. 10-11.

5 Тихомиров Ю.А. Правовое регулирование: теория и практика. С. 312-316.

6 Вагина Н.М. Принципы публичного права: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2004.

7 Барышникова Ю.Р. Принципы частного права: теоретико-правовое исследование: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2006.

8 Ляхова А.И. Принципы процессуального права: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Белгород, 2011. С. 17.

и, соответственно, судебного правоприменения1 (включая конституционное судопроизводство2, арбитражный и гражданский процесс3, уголовный процесс4, административный процесс5 (судопроизводство); иных неюрисдикционных производств и процедур (например, налоговых6, регистрационных 7и пр.).

Характеристика многих видов человеческой деятельности связана с обоснованием ее управленческих свойств. В связи с этим отдельными авторами, наряду с собственно правовыми принципами права, выделяются организационно-управленческие принципы договорной работы: а) принцип технологичности, б) принцип непрерывности, в) принцип инициативности и г) принцип эффективности8.

Исследование принципов договорного правового регулирования в условиях «цифровизации» социальной действительности, проникновения информационных технологий в различные сферы общественной жизни, кардинально изменяющих традиционную систему ценностей, или точнее — выстраивающих новую аксиологическую систему социальных координат технотронного (информационного) этапа развития современных обществ и государств, обуславливает необходимость корректировки существующей системы научных знаний и выработки новых методологических подходов.

Смарт-регулирование вызывает множество вопросов в контексте его осуществления в рамках действующей правовой системы не только России, но и любого другого государства. Концепция «умных» контрактов зародилась параллельно социальной в технической реальности без оглядки на правовые параметры ее функционирования. Поэтому принципы, лежащие в основе смарт-контрактов, отличаются от принципов права, поскольку компьютеру безразличны категории законности, добра и справедливости, а важнее — принципы определенности и исполнимости9. Возможность алгоритмизации моральных категорий позволит «очеловечить» программный код, но тогда возникнет другая проблема: кто будет заниматься оцифровыванием моральных принципов и нравственного выбора и как будет осуществляться контроль над данными действиями. Следовательно, поэтапное законодательное оформление средств и способов смарт-регулирования и их алгоритмизация должны осуществляться в соответствии с объективными законами развития общества и основополагающими общечеловеческими принципами существования современных цивилизаций.

Таким образом, исследование системы принципов договорного правового регулирования в структуре правовой системы общества, как основополагающих начал юридической деятельности (в том числе договорно-регулятивной деятельности) и иных аспектах позволяет сделать вывод о необходимости формирования общеправовой теории договорного правового регулирования, основанной на доктри-нальных подходах к правовому регулированию, учитывающих «глобальный беспорядок нормативных порядков»10. Это, в свою очередь, выведет юридическую практику на качественно новый уровень, повысит эффективность правового регулирования за счет возможностей договорных средств выступать в качестве универсальных регуляторов общественных отношений.

1 Козявин А.А., Цуканова Е.С. Всесторонность, полнота и объективность как системообразующий аксиологический принцип отправления правосудия и его место в уголовно-процессуальной форме // Современное общество и право. 2011. № 1 (2). С. 114-119.

2 Райкова Н.С. Система принципов конституционного судопроизводства (на материалах Конституционного Суда Российской Федерации) // Вестник Томского государственного университета. 2009. № 326. С. 107-110.

4 Ахмадуллин А.С. Всесторонность, полнота и объективность предварительного расследования как принцип уголовного процесса // Законность. 2005. № 8. С. 43-45; Деришев Ю.В., Олефиренко Т.Г. Всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела как принцип современного уголовного судопроизводства // Вестник Омской юридической академии. 2016. № 1 (30). С. 56-60.

5 Джуха О.В. К вопросу о принципах административного процесса // Бизнес в законе. 2009. № 1. С. 292.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6 Лопатникова Е.А. Реализация принципов налогового процесса как фактор эффективной налоговой политики // Налоги. 2009. № 6. С. 27-30.

8 См. подробно: Цветков И.В. Договорная работа: учебник. М.: Проспект, 2015. С. 14-21.

Основные принципы гражданского права

Стр 1 из 21

Принципы договорного права, их значение и соотношение с принципами гражданского права

Договорные отношения строятся на общих принципах гражданского права.

Среди принципов договорного права выделяются следующие:

· принцип свободы договора;

· принцип защиты слабой стороны;

· принцип сотрудничества сторон договорного правоотношения;

· принцип разумности участников правоотношений.

Кроме этого, выделяют принципы исполнения договорных обязательств:

· принцип надлежащего исполнения;

· принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства;

· принцип реального исполнения;

· принуждение к исполнению обязанности в натуре;

· соотношение реального исполнения, принудительного исполнения и надлежащего исполнения;

· принцип экономичности исполнения;

· принцип содействия сторон в исполнении;

· принцип разумности и добросовестности.

Указанные и иные принципы относятся ст. 1 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК) к числу основных начал гражданского законодательства, при этом следует помнить, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются в соответствии с Конституцией РФ составной частью правовой системы РФ.

Основные принципы гражданского права

1) Принцип равенства участников гражданских отношений.
Данный принцип совпадает с одним из признаков метода гражданско правового регулирования и означает, что ни один из участников не обладает властными полномочиями относительно другого участника, в том числе государство.

2) Принцип неприкосновенности собственности является конституционным. В соответствии с ч. 3 ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Согласно п. 2 ст. 235 Гражданского кодекса РФ принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производятся обращение взыскания на имущество по обязательствам; отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу и т.д.

3) Принцип свободы договора означает, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена Гражданским кодексом РФ, законом или добровольно принятым обязательством. Данный принцип конкретизирован в ст. 421 Гражданского кодекса РФ.

4) Принцип недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела. Этот принцип базируется на положениях ст.ст. 23, 24 Конституции РФ, в которых предусматриваются положения о неприкосновенности частной жизни, личной, семейной тайны граждан.

5) Принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав. Граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Товары, услуги и финансовые средства свободно перемещаются на всей территории Российской Федерации. Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

6) Принцип обеспечения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты.
Основной функцией гражданского права является компенсаторная функция, направленная на восстановления нарушенных прав. Лицо, которому был причинен вред, должен получить соответствующую компенсацию, направленную на восстановление его имущественного положения. Ст. 12 Гражданского кодекса РФ перечисляет некоторые из наиболее распространенных способов защиты нарушенных прав, в частности, взыскание убытков, неустойки и другие. Наиболее распространенной формой защиты гражданских прав является судебная. В тех случаях, когда защита гражданских прав осуществляется в административном порядке, вынесенное решение может быть обжаловано в суд (п.2 ст.11 Гражданского кодекса РФ).

Практическое значение принципов гражданского права состоит в их применении при аналогии права. В случаях, когда гражданские правоотношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из принципов гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

2. Свобода в заключении договора и её ограничения

В общих положениях о договорах сформулированы специальные правила о свободе договора. Смысл данного принципа состоит в том, что:

1. стороны правоотношений самостоятельно распоряжаются своими правами, приобретая и осуществляя их по своей воле и в своем интересе;

2. субъекты гражданского права сами решают заключать или нет договор, самостоятельно выбирают себе контрагентов;

3. лица, участвующие в соглашении вправе выбрать любую форму договора, не противоречащую закону;

4. стороны договора сами определяют условия (содержание) договора, если иное не установлено законом.

5. Лица, участвующие в договоре, для регулирования своих взаимоотношений могут установить правила, отличающиеся от правил предусмотренных диспозитивными нормами права.

Принцип свободы договора заключается также и в том, что стороны вправе заключить любой договор — как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, однако не противоречащий общим принципам и началам гражданского законодательства.

Существуют определенные случаи, когда свобода договора ограничивается. Такие случаи включают в себя:

· случаи обязательного заключения договора (например, на электричество и воду с физическими лицами);

· неравенство сторон;

· противоречие публичному порядку.

Существуют и иные случаи ограничения свободы договора. При этом важно, что такие случаи чаще всего действуют в интересах физических лиц или государства и намного реже встречаются в отношениях коммерческих предприятий друг с другом.

Среди норм ГК, ограничивающих свободу договора, прежде всего следует назвать ст. 426 ГК, устанавливающую обязанность заключить публичный договор и право контрагента обязанной стороны обратиться в суд с иском о понуждении заключить договор.

Обязанность банка заключить договор банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на объявленных банком условиях, установлена п.2 ст. 846 ГК.

Свобода договора ограничена также в нормах ГК, устанавливающих преимущественное право на заключение договора. ГК устанавливает преимущественное право:

1. участников общей собственности на покупку доли в праве общей собственности (ст. 250 ГК);

2. участников ООО на покупку доли при продаже (уступке) одним из участников общества своей доли в уставном капитале (ст. 93);

3. арендатора заключить договор аренды на новый срок предусмотрено ст. 621 ГК;

4. нанимателя заключить договор найма жилого помещения на новый срок — ст. 684 ГК, а аналогичное право заключения договора коммерческой концессии — ст. 1035 ГК.

Во всех этих случаях обладатель преимущественного права в соответствии со ст. 446 ГК пользуется правом судебной защиты, если контрагентом допущены нарушения, связанные с заключением договора.

3. Свобода выбора вида договора. Смешанный договор. Непоименованный договор (ст. 421 п.2. 3)

Вторым элементом принципа свободы договора служит свобода выбора вида заключаемого договора. Нормативно она закреплена в пп. 2, 3 ст. 412

Прежде всего, ГК устанавливает, что стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. В первом случае заключенный договор принято называть поименованным, во втором — непоименованным. Данная норма конкретизирует более общее указание ГК на то, что гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему (подп.1 п. 1 ст. 8 ГК). Поэтому непоименованный договор не должен нарушать предписания императивных норм закона и иных правовых актов. При соблюдении данного требования он пользуется равной защитой с поименованным договором.
Непоименованные договоры достаточно распространены на практике. Ими, в частности, являются: договоры долевого участия в строительстве, договоры об установлении спонсорских отношений (п. 21 Письма ВАС N 37), соглашения о добровольном возмещении причиненного вреда, договоры о сотрудничестве, опосредствующие совместную целенаправленную деятельность сторон при отсутствии признаков договора простого товарищества, и др. Регулирование отношений, порождаемых непоименованными договорами, осуществляется по аналогии закона либо по аналогии права.

В Постановлении № 16 от 14.03.2014 указано, что при оценке судом того, является ли договор непоименованным, принимается во внимание не название, а предмет договора, действительное содержание прав и обязанностей сторон, распределение рисков и другие условия.

Пленум ВАС РФ предложил судам учитывать, что к непоименованным договорам при отсутствии в них признаков смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК РФ) нормы об отдельных видах договоров по общему правилу не применяются. Однако они могут быть применимы по аналогии закона, если отношения сторон схожи и не урегулированы соглашением. При этом применение судом запретительных норм к непоименованным договорам возможно в исключительных случаях, для защиты интересов слабой стороны, третьих лиц, публичных интересов или недопущения грубого нарушения баланса интересов. Суд должен конкретно указать, какие интересы в этом случае им защищаются.

Таким образом, к непоименованным договорам в стандартных случаях применяются только общие положения обязательственного права

3. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами. Такой договор именуется смешанным. Он объединяет условия, необходимые для возникновения обязательств, отличающихся по своему экономическому содержанию. Вместе с тем смешанный договор позволяет определить, какие именно группы (виды) договорных отношений подверглись смешению. В противном случае заключенный сторонами договор следует рассматривать как не предусмотренный законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 421 ГК) со всеми вытекающими из этого последствиями.
4. К отношениям сторон по смешанному договору в силу п. 3 ст.412 применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа такого договора. Примером смешанного договора служит договор банковского счета, содержащий условие о кредитовании счета (п. 15 постановления Пленума ВАС N 5). Права и обязанности сторон, связанные с кредитованием счета, определяются правилами о займе и кредите (п. 2 ст. 850 ГК). Смешанным также будет договор, в котором хранителю предоставляется право пользования имуществом, если это не требуется для обеспечения его сохранности. В отношении пользования переданным на хранение имуществом будут применяться правила о договоре аренды.
5. Смешанные договоры условно можно подразделить на два типа.:

1. характеризуется равнозначностью объединяемых в нем элементов. Примером может служить договор, предусматривающий обмен товаров на эквивалентные по стоимости услуги. В п. 1 Письма ВАС N 69 отмечается, что такой договор не относится к договору мены, а является смешанным, содержащим элементы договоров купли-продажи и возмездного оказания услуг.

2. предполагает соподчиненность объединяемых в нем элементов. Одни из них признаются главными, другими — дополнительными (акцессорными). Правила о договорах, элементы которых носят дополнительный (акцессорный) характер, должны применяться субсидиарно. Примером может служить упомянутый выше договор хранения, в котором хранителю предоставляется право пользования имуществом, если это не требуется для обеспечения его сохранности. К отношениям сторон по такому договору в первую очередь должны применяться правила о договоре хранения. Правила об аренде играют здесь вспомогательную роль и уступают в случае их коллизии с правилами о хранении. Например, хранитель по данному договору не обладает правом на заключение договора аренды на новый срок, предусмотренным п. 1 ст. 621 ГК. Статья 904 ГК о прекращении хранения по первому требованию поклажедателя будет иметь приоритет.

4. Свобода в определении условий договора и её границы
Третьим элементом принципа свободы договора служит свобода определения его содержания. Условия договора определяются по усмотрению сторон. Исключение составляют случаи, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. В этих случаях договор не должен противоречить императивным нормам закона и иных правовых актов, действующим в момент его заключения.
Если же то или иное условие договора определяется диспозитивной нормой, стороны своим соглашением могут исключить ее применение, либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.
Условия договора, которые определены императивными или диспозитивными нормами права, принято именовать обычными. В отличие от существенных (см.коммент. к п. 1 ст. 432 ГК) они автоматически вступают в действие при заключении договора и не нуждаются в согласовании сторон.
Свобода определения содержания договора проявляется не только в определении содержания его условий, но и в установлении набора условий, подлежащих включению в договор. Исключением служат существенные условия, подлежащие обязательному согласованию под страхом признания договора незаключенным. По отношению к ним рассматриваемый принцип действует в усеченном виде — стороны могут влиять лишь на определение содержания данных условий, но не на вопрос об их включении или невключении в договор.
Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, оно определяется обычаями делового оборота, применимыми к отношениям сторон. Понятие обычая делового оборота раскрывается в ст. 5 ГК.

ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах»

Суть документа сводится к расширению свободы при заключении договоров. Так, устанавливается ряд критериев, когда правило, предписанное законом, можно изменить или отменить договором. Соблюдая их, стороны смогут по своему усмотрению вносить изменения в нормы, которые до этого использовались единообразно. В частности, появляется возможность устанавливать такие значимые для бизнеса условия, как полное возмещение убытков заказчиком при его отказе от договора возмездного оказания услуг, возможность фиксировать критерии существенности нарушения в договорах поставки, привязывать сроки выполнения работ к получению предоплаты.

Причем вариантов изменений и модификаций правовых норм достаточно много. мысль о необходимости судам при разрешении споров опираться прежде всего на смысл правовой нормы, ориентироваться на существо нормы и цель регулирования, а не только на законодательную формулировку. Таким образом, высшие арбитры фактически меняют подход к толкованию условий договора, выходя за рамки буквального понимания норм права.

Пленум ВАС РФ последовал примеру европейского права и указал случаи, когда нормы признаются запретительными:

1. если они содержат явно выраженный запрет на установление соглашением сторон иного правила. Примерами прямого запрета могут служить следующие положения:

o указание, что такое соглашение ничтожно, запрещено или не допускается (п. 2 ст. 461, п. 2 ст. 977 ГК РФ);

o указание на право сторон отступить от содержащегося в норме правила только в ту или иную сторону (п. 2 ст. 759, п. 2 ст. 973 ГК РФ);

o недвусмысленное выражение запрета в норме иным образом;

2. если, исходя из целей законодательного регулирования, это необходимо для:

o защиты особо значимых охраняемых законом интересов слабой стороны договора (в сделках с потребителями, с монополистами и т.д.), интересов третьих лиц или публичных интересов;

o недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон;

o недопущения искажения существа юридической конструкции, когда запрещающий характер нормы вытекает из существа законодательного регулирования;

o недопущения злоупотреблений свободой договора.

Тесты на определение запретительности нормы работают даже тогда, когда в ней есть явный атрибут разрешительности («если иное не предусмотрено договором»).

В п. 7 Постановления № 16 затрагивается вопрос применения общих условий (в постановлении они называются «примерными условиями»). Примерные условия могут разрабатываться саморегулируемыми или иными некоммерческими организациями и должны быть опубликованы для общего доступа (ст. 427 ГК РФ).

Постановление № 16 решает проблему действия стандартной документации на договорные отношения, особенно распространенной в сфере рынка ценных бумаг и финансовых инструментов. В договоре стороны могут предусмотреть, что к отношениям применимы отдельные условия стандартной документации. Также у сторон есть право изменять условия документации либо исключать отдельные положения.

Примерные условия договора применяются к отношениям сторон в качестве обычаев делового оборота, если в договоре не содержится отсылки к ним, а условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой (п. 5 ст. 421, п. 2 ст. 427 ГК РФ). Применимые примерные условия не должны противоречить договору в целом.

5. Презумпция диспозитивности гражданско-правовой нормы и её ограничения

Постановление «О свободе договора и ее пределах» уже было названо многими специалистами поворотной точкой в развитии отечественного договорного права. После принятия этого Постановления должен уйти в прошлое формальный подход к применению норм договорного права, в соответствии с которым норма априори является императивной, если в ней прямо не указано на право сторон договора предусмотреть иное своим соглашением. Преобладание императивных норм в гражданском праве имеет свои исторические причины, поскольку в советское время свободы договора не было, так как плановое хозяйство, которое подразумевало полный контроль государства за хозяйствующими субъектами, не имело договорной свободы. К сожалению, это в какой-то степени перекочевало и в современное гражданское право, которое хотя и закрепляет принцип свободы договора как один из основополагающих принципов гражданского законодательства, но на практике не дает в должной мере правовой защиты условиям договора, не закрепленным в нормах права. Принятое Постановление призвано изменить ситуацию для нормального развития договорного права в целом. Отныне норма, определяющая права и обязанности сторон договора, должна толковаться судом исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, то есть во внимание должно приниматься не только буквальное значение содержащихся в норме слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель, устанавливая данную норму.

Таким образом, фактически в Постановлении закреплена презумпция диспозитивности норм договорного права. то же время при отсутствии в норме явно выраженного запрета на установление иного соглашением сторон норма тем не менее должна признаваться императивной, если исходя из целей законодательного регулирования это необходимо для защиты особо значимых охраняемых законом интересов (интересов слабой стороны договора или интересов третьих лиц, публичных интересов и т. п.) или для недопущения нарушения баланса интересов сторон. И в случае, когда норма содержит прямое указание на возможность сторон предусмотреть иное, такая дискреция может быть истолкована судом ограничительно. В качестве примера ограничительного под- хода к толкованию формально диспозитивных норм в Постановлении содержится ссылка на положения п. 12 ст. 28.2 Закона «О залоге», которые, на первый взгляд, позволяют в до- говоре залога произвольно изменить начальную цену реализации заложенного движимого имущества по сравнению с ценой, определен- ной оценщиком. Однако, по мнению Пленума ВАС РФ, данная норма позволяет лишь предусматривать в договоре возможность увеличивать начальную цену продажи, но не уменьшать ее. В противном случае будут нарушены охраняемые законом интересы залогодателя и третьих лиц – других кредиторов залогодателя. Во всех остальных случаях, когда норма не содержит явно выраженного запрета на установление иного условия соглашением сторон и отсутствуют критерии императивности, обеспечивающие защиту охраняемых законом интересов и сохранение баланса интересов сторон, норма права должна рассматриваться как диспозитивная.

Диспозитивность норм. Если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условий договора, то она отныне должна признаваться диспозитивной. И в этом случае отличие условий договора от содержания нормы не является основанием для признания самого договора или его отдельных условий недействительными по ст. 168 ГК РФ. Регулирование непоименованных договоров. В Постановлении прямо сказано, что к непоименованным договорам правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются. Применение императивных норм по аналогии возможно лишь в исключительных случаях, когда это необходимо для защиты ин- тересов слабой стороны договора, третьих лиц или публичных интересов. При оценке судом договора принимается во внимание не название, а предмет договора, его содержание, риски

В случае неясности договора и невозможности установить действительную волю сторон договор должен толковаться в пользу контрагента, а не стороны, подготовившей проект до- говора или которая предложила формулировку условий. При этом презюмируется, что такая сторона – лицо, являющееся профессионалом в соответствующей сфере (банк, страховщик, лизингодатель и т. д.). Как видно, Постановление направлено на то, чтобы суды отходили от формального под- хода при толковании и приме- нении норм гражданского зако- нодательства и давали больше свободы там, где нет публичных интересов или же нет не- обходимости в защите более слабой стороны договора.

Принцип стабильности гражданско-правового договора

⇐ ПредыдущаяСтр 3 из 21

Практика показывает, что участники гражданского оборота часто обращаются в суд с требованиями об изменении договоров, признания их незаключенными, а также об их расторжении. В этой связи есть основания утверждать, что наметилась тенденция недооценки, игнорирования договора как важнейшего правового средства формирования и регулирования гражданского оборота. Следует отметить, что и в ряде западных стран имеет место недооценка договора, называемая договорным оппортунизмом.

Между тем от стабильности договоров зависит стабильность гражданского оборота. Расторжение, изменение договоров, признание их незаключенными создают проблемы в договорном регулировании экономической жизни общества. Нормы гражданского законодательства не всегда адекватно решают проблему обеспечения стабильности договора: имеют место пробелы, противоречия

К принципам гражданского права следует относить не только основные начала гражданского права, предусмотренные в ст. 1 ГК и в других нормах, так называемые нормы-принципы гражданского права, но и основополагающие идеи гражданского права, которые можно сформулировать исходя из смысла гражданско-правовых норм и практики их применения. В этой связи обоснован вывод о наличии среди гражданско-правовых принципов принципа стабильности гражданско-правового договора, который представляет собой руководящее начало гражданского права, соответствующее основным положениям гражданского законодательства и практике его применения, устанавливающее для субъектов договорных отношений обязанность по сохранению договора, не допуская его произвольное расторжение или изменение.
Обязательность договора для сторон, обеспечивающая его стабильность, основывается как на публично-правовой компоненте (общественном значении договора), так и на частноправовой составляющей, поскольку в момент заключения договора у сторон возникают не только права и обязанности, соответствующие определенной модели договора, но также право сторон требовать от другой стороны договора сохранения его в неизменности, не допуская по общему правилу отказа от него, расторжения в одностороннем порядке, изменения содержания договора и соответствующая данному праву обязанность другой стороны по сохранению договора.

Права и обязанности сторон по обеспечению его стабильности одинаковы по объему и содержанию. Обе стороны одновременно являются как управомоченной, так и обязанной сторонами. В случае обращения одной стороны в суд с требованием о расторжении договора или об его изменении другая сторона вправе предъявить встречное требование о сохранении договора и об отказе в иске инициатору дестабилизации договора.
Для осуществления принципа стабильности договора необходимо признать договор незаключенным в случае спора лишь тогда, когда суд с учетом принципов добросовестности, разумности и справедливости не определит условие оспариваемого договора, которое стороны не согласовали при его заключении.
свобода договора является только одним из условий обеспечения его стабильности. Важнейшим правовым средством воздействия на поведение сторон договора является введение в гражданское законодательство принципа добросовестности, в соответствии с которым стороны договора должны быть добросовестны на всех стадиях развития договорного отношения: заключения, исполнения, изменения и расторжения. Нарушение принципа добросовестности должно быть основанием привлечения соответствующей стороны к гражданско-правовой ответственности, что позволит обеспечить более полную реализацию принципа стабильности договора.
Система правовых средств, обеспечивающих стабильность договора, включает прежде всего обязательность договора для его участников, ограничения при расторжении или изменении договора по требованию одной стороны, специальный порядок расторжения или изменения договора в предусмотренных законом или договором случаях, возмещение убытков недобросовестной стороной, заявившей требование о расторжении или изменении договора.

8. Рамочный договор ГК РФ Статья 429.1.

1. Рамочным договором (договором с открытыми условиями) признается договор, определяющий общие условия обязательственных взаимоотношений сторон, которые могут быть конкретизированы и уточнены сторонами путем заключения отдельных договоров, подачи заявок одной из сторон или иным образом на основании либо во исполнение рамочного договора.

2. К отношениям сторон, не урегулированным отдельными договорами, в том числе в случае незаключения сторонами отдельных договоров, подлежат применению общие условия, содержащиеся в рамочном договоре, если иное не указано в отдельных договорах или не вытекает из существа обязательства.

В некоторых случаях, составление договора с конкретно-определенными условиями невозможно в силу различных объективных причин.

Однако, права и обязанности сторон необходимо закреплять в письменных документах, иначе, в последствии, невозможно будет доказать возникновение и развитие определенных прав и обязанностей у контрагентов по отношению друг к другу.

Одним из способов выхода из сложившейся ситуации является составление заинтересованными сторонами рамочного договора. Такой документ, как правило, закрепляет определенные общие условия совершения тех или иных сделок. В последствии, данные соглашения сторон должны быть конкретизированы в виде дополнительных соглашений.

Без дополнительных соглашений, регламентирующих существенные условия заключаемой сделки, последняя может быть признана недействительной или незаключенной. В такой ситуации могут возникнуть проблемы с реализацией своих прав и свобод, возврата вложенных средств и имущества.

Такими существенными условиями, как правило, являются:

· цена договора,

· сроки исполнения обязательств (график начала и окончания работ),

· объемы и виды выполняемых работ/оказания услуг,

· конечный результат.

Рамочный договор может содержать признаки предварительного договора, а также иных видов соглашений, предусмотренных действующим законодательством. Например, содержать в себе условия, применимые к договору подряда с физическим лицом, а также товарному кредиту, кредитному договору и т.п.

Дополнительные соглашения сторон (заявки, спецификации, сметы, и т.д.), составляемые и подписываемые во исполнение основного договора должны конкретизировать существо сделки.

После из подписания, договор может обрести юридическую силу в полном объеме.

В некоторых случаях, например под каждую поставку товара, могут составляться дополнительные соглашения или заявки на поставку. Данные дополнительные документы будут являться неотъемлемой частью рамочного соглашения. Такие документы могут рассматриваться исключительно во взаимодействии друг с другом и по отдельности будут недействительны.

Рамочный договор может заключаться как на определенный срок или быть бессрочным.

По согласованию со всеми участниками сделки, исполнение письменного соглашения может быть поставлено в зависимость от наступления/не наступления того или иного события (условия).

По своей сути, рассматриваемый документ носит безвозмездный характер, так как его цена в нем не указана (либо не определена в конкретном случае). Тем не менее подписание такого соглашения влечет возникновения определенных прав и обязанностей у сторон сделки.

Исполнение обязательств в рамках подписанного рамочного соглашения должно надлежащим образом оформляться. Фактически каждая поставка, оказание услуг должны подкрепляться подписанными актами выполненных работ, оказания услуг или иными «закрывающими» документами.

Если какое-либо из дополнительных соглашений сторон, приложений к договору будут в установленном порядке признаны недействительными или будут прекращены сторонами по добровольному соглашению, то основной договор от этого не пострадает и будет продолжать действовать.

Статья 422. Договор и закон

СТ 422 ГК РФ

1. Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

2. Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Комментарий к Ст. 422 Гражданского кодекса РФ

1. Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

В Постановлении от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» Пленум ВАС РФ разъяснил, что норма, определяющая права и обязанности сторон договора, является императивной, если она содержит явно выраженный запрет на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного этой нормой правила (например, в ней предусмотрено, что такое соглашение ничтожно, запрещено или не допускается, либо указано на право сторон отступить от содержащегося в норме правила только в ту или иную сторону, либо названный запрет иным образом недвусмысленно выражен в тексте нормы).

Вместе с тем из целей законодательного регулирования может следовать, что содержащийся в императивной норме запрет на соглашение сторон об ином должен толковаться ограничительно. В частности, суд может признать, что данный запрет не допускает установление сторонами только условий, ущемляющих охраняемые законом интересы той стороны, на защиту которой эта норма направлена.

Так, ч. 4 ст. 29 ФЗ от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» установлен запрет на одностороннее изменение кредитной организацией порядка определения процентов по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином, однако это не означает, что запрещено такое одностороннее изменение указанного порядка, вследствие которого размер процентов по кредиту уменьшается.

Статья 310 ГК РФ допускает согласование в договоре права на одностороннее изменение или односторонний отказ от договора только в случаях, когда договор заключается в связи с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности. Цель данной нормы состоит в защите слабой стороны договора. Следовательно, подразумеваемый в ней запрет не может распространяться на случаи, когда в договоре, лишь одна из сторон которого выступает в качестве предпринимателя, право на одностороннее изменение или односторонний отказ от договора предоставлено стороне, не являющейся предпринимателем.

При отсутствии в норме, регулирующей права и обязанности по договору, явно выраженного запрета установить иное, она является императивной, если исходя из целей законодательного регулирования это необходимо для защиты особо значимых охраняемых законом интересов (интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов и т.д.), недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон либо императивность нормы вытекает из существа законодательного регулирования данного вида договора. В таком случае суд констатирует, что исключение соглашением сторон ее применения или установление условия, отличного от предусмотренного в ней, недопустимо либо в целом, либо в той части, в которой она направлена на защиту названных интересов.

При этом, если норма содержит прямое указание на возможность предусмотреть иное соглашением сторон, суд исходя из существа нормы и целей законодательного регулирования может истолковать такое указание ограничительно, то есть сделать вывод о том, что диспозитивность этой нормы ограничена определенными пределами, в рамках которых стороны договора свободны установить условие, отличное от содержащегося в ней правила.

При возникновении спора об императивном или диспозитивном характере нормы, регулирующей права и обязанности по договору, суд должен указать, каким образом существо законодательного регулирования данного вида договора, необходимость защиты соответствующих особо значимых охраняемых законом интересов или недопущение грубого нарушения баланса интересов сторон предопределяют императивность этой нормы либо пределы ее диспозитивности.

2. Согласно п. 2 комментируемой статьи закон, принятый после заключения договора и устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, распространяет свое действие на отношения сторон по такому договору лишь в случае, когда в законе прямо установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. В силу п. 2 ст. 4 ГК РФ это правило применяется как к императивным, так и к диспозитивным нормам.

3. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах»;

— Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (см. п. 83);

— Постановление Пленума ВС РФ от 29.01.2015 N 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (см. п. 13);

— Постановление Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» (см. п. п. 1, 16).