Правовой концепт

ПОНЯТИЕ «ПРАВОВОЕ ПРОСТРАНСТВО» КАК «МОДНЫЙ» КОНЦЕПТ

Опубликовано в 2017, Выпуск № 12(66) Декабрь 2017, ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ | Нет комментариев

Яхьяева М.У.

ORCID:0000-0003-3987-8534, ассистент кафедры уголовного процесса и криминалистики, Чеченский государственный университет

ПОНЯТИЕ «ПРАВОВОЕ ПРОСТРАНСТВО» КАК «МОДНЫЙ» КОНЦЕПТ

Аннотация

В статье рассматривается понятие «правовое пространство» как часто употребляемый концепт не только в правовой литературе, но и во многих средствах массовой информации. Автор лаконично анализирует существующие интерпретации и смысловые нагрузки понятия, которые раскрывают функциональные возможности термина «правовое пространство». Понятие «правовое пространство» включает в себя универсальные символы многообразных процессов: экономических, политико-правовых, социокультурных и т.д.. Оно является понятием, которое носит междисциплинарный характер.

Ключевые слова: правовое пространство, понятие, правовая литература, государство, закон.

Jahiyaeva M.U.

CONCEPT OF “LEGAL FRAMEWORK” AS “FASHION” CONCEPT

Abstract

Keywords: legal framework, term, legal literature, State, law.

На современном этапе все чаще используется определение «правовое пространство» в средствах массовой информации. Динамика глобализационных процессов, изменение политических систем на карте мира сказалась и на теоретических вопросах и дефинициях в лексиконе правосознании юристов, актуализируя наш интерес в заявленной теме исследования.

В правовой литературе существуют понятия, интерпретация которых имеет очевидное значение, так как определяет какие именно элементы, могут находиться в радиусе действия термина «правовое пространство». В настоящее время в политико-правовом лексиконе часто используется понятие «правовое пространство». Что же подразумевает оно, какую смысловую нагрузку мы вкладываем в данное понятие сегодня?

Следует отметить, что определений понятия «правовое пространство» множество. Например, энциклопедический словарь по конституционному праву характеризует его как единство правовых, социально-политических, экономических и информационных стандартов. Как правило, речь идет о едином правовом пространстве в стране.

Понятие «пространство» в правовой литературе имеет определяющее значение и позволяет исследовать разные стороны предмета познания в юридическом аспекте. Преломление через правовое пространство предмет исследования – это рассмотрение его сквозь призму правовых стандартов в конкретной социокультурной среде. Исследование природы правового пространства даже в прикладном аспекте предполагает изучение самого широкого круга вопросов, касающихся содержания государственно-правового режима территории, состава территории государства, разрешения правовых коллизий, вопросов осуществления внутренних и внешних функций государства и т.д.

Отметим также общеизвестный факт, что вообще стремление к созданию политико-правовых неологизмов замечено в кризисные, периоды истории государства. Новые методические приемы заключаются в том, что к старым дефинициям добавляется новый концепт, несущий смысловую нагрузку, соответствующую новым социально-экономическим и политическим потребностям. Причем добавленное определение, обычно имеет гораздо большее значение, чем само базовое понятие.

Понятие «правовое пространство» включает в себя универсальные символы многообразных процессов. В современной культуре трансформации коснулись традиционных представлений этносов. Процессы стандартизации и унификации коснулись и образа жизни, мыслительных процессов, настроенных на поглощение максимального объема информации в краткие сроки. Поэтому новые дефиниции должны быть емкими, объемными и запоминающимися. Как отмечает Э.С. Абдулаева «дихотомичность ментальных установок современных людей, заключается и в выработке универсальных символов, позволяющих выразить многообразие форм восприятия социальной реальности». Также автор в другой работе замечает, что «многие составляют поверхностное суждение, не имеющее под собой логическое основание, «приправляя» его эмоциональной, артистичной подачей». В современном информационном пространстве важна «подача», контекст и объемность информации. Частое употребление в средствах массовой информации понятия «правовое пространство» и является таким объемным и артистичным словосочетанием, позволяющим выразиться о предмете лаконично и опосредованно.

Существуют аналогии в образовании понятий «экономическое» и «правовое» пространства. В период глобализационных процессов эти понятия часто отражают одни явления в социуме. Однако есть и различия. Последний термин более объемный, и способен решить экономические вопросы в рамках единого правового пространства страны или ряда стран, подписавших экономические соглашения и т.д .

Также заметим, что использование концепта «правовое пространство» модно и часто употребляется. В статье «Феномен моды в теоретической юриспруденции» М.Н. Козюк заметил: «стремление создать словосочетание с определением «правовой» — бич отечественной юриспруденции». Далее он отмечает, что стремлением к концептотворчеству при помощи прилагательного «правовой» страдают не только новички в науке, для которых «застолбить» новое понятие — это перспектива кандидатского остепенения, но и маститые ученые. Причину он видит, конечно, в междисциплинарности понятия, которое включает возможность рассмотрения разных проблем сквозь призму нескольких социальных сфер.

Правовое пространство определяется, прежде всего, в рамках коммуникативной деятельности индивидуумов. Отражая поведение людей в контексте термина, происходит толкование именно относительности оценки нормы и отклонения от них в конкретном пространственном континууме. Термин «правовое пространство» охватывает целый ряд взаимодействий в социуме, контролируемых законом. Термин разграничивается разными сферами и местными субьектными границами. Базовым элементом в понятии «правовое пространство» выступают особенности социально-экономических отношений.

Приведем высказывания Суханова В.В., в которых он отмечает, что в правовом государстве нельзя не допускать различия в толковании правового пространства. Так как, подобное отношение может привести к нарушению не только зарубежных правовых пространств, международных законодательных сфер, но социокультурного пространства этносов России, которые сохраняют свою специфику и в толковании закона с точки зрения традиционной культуры. На современном этапе правовое пространство России в некоторых регионах нивелируется из-за несоблюдения принципа приоритета норм Конституции Российской Федерации над иными традиционными правовыми нормами. Есть необходимость в создании социального мониторинга правового пространства страны для устранения существующих недостатков и улучшении деятельности правовой системы на региональном уровне.

Очень часто, характеризуя современную культуру, мы подчеркиваем инновационные процессы, происходящие в обществе. Возникает свободомыслие, изменяется отношение общества к творческой деятельности. Поток новых идей захватывает философию, искусство, науку, технику, что приводит и к трансформациям в социуме. Не следует забывать, что всякая развивающаяся культура предстает как культура настоящего, исторически возникшая из культуры прошлого. Несмотря на плюрализм мнений, существующий в современных демократических государствах, отметим необходимость выстраивания правового пространства, отвечающего на вызовы современной цивилизации, модернизационных трансформаций традиционных обществ. Есть необходимость в выстраивании основных механизмов сосуществования разных народов в едином глобализованном мире, не нарушая своеобразия локальных обществ и их ценностей. Нельзя привнести и «научить» демократическим процессам, если они отсутствуют в самом обществе. Существующие различия в подходах к поведению человека не должны вступать в спор и вызывать противоречия в системе права.

На наш взгляд, следует стремиться к созданию единого правового пространства, которое охватывало бы интересы всех существующих субъектов Российской Федерации, не нарушая их национального своеобразия, а дополняя новыми политическими гарантиями в рамках закона.

Список литературы / References

Список литературы на английском языке / References in English

:http://wiki.pskovedu.ru/
Согласно экстерналистскому подходу главный движущий фактор развития науки – это социальные потребности и культурные ресурсы общества, его материальный и духовный потенциал.
Представители экстернализма: О. Шпенглер, Б. Гессен, Дж. Бернар, Ст. Тулмин, Д. Гачев, Л.Н. Косарева и др. считают, что наука является имманентной, органической частью социокультуры и поэтому испытывает с ее стороны существенное влияние, как от целого, так и от различных входящих в социокультуру подсистем (экономика, техника, политика, духовная культура). Вне обращения к социокультурному контексту невозможно объяснить качественные скачки в развитии научного знания, поведение ученых во время научных революций, конкуренцию научных гипотез и программ, появление новых фундаментальных теорий и т.п.
С точки зрения экстерналистов, в научном познании определяющую роль играют потребности материального производства, определенный практический интерес и необходимость решения множества проблем.
Хотя экстерналисты едины в признании существенного влияния общества и его потребностей на развитие науки, имеют место расхождения по следующим вопросам:
вопрос о том, какие социальные факторы оказывают наибольшее влияние.
вопрос о том, влияют социальные факторы только на направление и темпы развития науки или также и на метод науки и ее когнитивные результаты.
Главный недостаток экстернализма – это недооценка внутренних стимулов развития науки, относительной самостоятельности и независимости функционирования науки по отношению к социальной инфраструктуре.
Интерналистский подход – согласно этому подходу главную движущую силу развития науки составляют внутренние потребности самой науки: это имманентно присущие ей внутренние цели, средства и закономерности.
Развитие науки рассматривается как самоорганизующийся процесс взаимодействия различных форм и элементов научного знания. Причем этот процесс не зависит от внешних факторов, а именно от социокультурных условий бытия науки, от степени развитости социума и характера различных его подсистем (экономики, техники, политики, философии, религии, искусства и др.).
Как осознанная позиция интернализм оформился в 30-е гг. XX века в качестве оппозиции экстернализму.
Наиболее видные представители интернализма – А. Койре, Р. Холл, П. Росси, Г. Герлак, а также постпозитивистские философы науки Лакатос и Поппер.
Например, согласно доктрине Поппера, существуют три самостоятельных типа реальности: физический мир, психический мир и мир знания. Мир знания создан человеком, но с некоторого момента стал независимой объективной реальностью. Все изменения в этой реальности (мире знаний) полностью определены ее внутренними возможностями и предшествующим состоянием.
Заметим, что Поппер не отрицает влияния на динамику науки наличных социальных условий, но считает это влияние чисто внешним, никак не затрагивающим само содержание научного знания.
Можно выделить две версии интернализма:
эмпиристскую
рационалистскую.
Необходимо отметить такие положительные черты интернализма, как
подчеркивание качественной специфики научного знания по сравнению с вненаучными видами познавательной деятельности,
(подчеркивание) преемственности в динамике научного знания,
и (подчеркивание) направленности научного познания на объективную истину.
К отрицательным чертам интернализма относятся:
имманентизм (И — внутренне присущее тому или иному предмету, явлению или процессу свойство (закономерность).)
явная недооценка его представителями социальной, исторической и субъективной природы научного познания,
игнорирование культурной и экзистенциальной мотивации научного познания,
непонимание его представителями предпосылочного – идеализующего и идеологического – характера собственных представлений.
Необходимо отметить, что есть жесткие и мягкие варианты и экстерналистского и интерналистского подходов к развитию научного знания. Но, тем не менее, два эти подхода являются крайними. И наиболее приемлемым оказывается срединный путь, исходящий из взаимосвязи внутринаучных факторов и социокультурных факторов. Именно эта взаимосвязь образует подлинную основу развития научного знания.
Наконец, в современном науковедении и философии науки существуют интерналистский и экстерналистский подходы к развитию науки. Наиболее полно интерналистский подход реализован в трудах А.В.Койре. Исходная установка интернализма следующая: коль скоро наука особая, теоретическая сфера духовной деятельности, то адекватным образом она может быть объяснена лишь из самое себя в силу ее автономности, отделенности от реального мира. Поэтому история науки – это своеобразные мутации человеческого интеллекта, происходящие скачкообразно. История науки здесь сводится к истории идей, теорий, концепций, типов мышлений в соответствии с их собственной внутренней логикой развития. При этом внешние (социальные, экономические и прочие) факторы могут либо благоприятствовать развитию науки, либо сдерживать его, но никакого воздействия на внутреннюю структуру научных знаний, на способы решения научных задач и их постановку они не оказывают.
К положительным моментам интернализма можно отнести тот факт, что благодаря eгo сторонникам история науки стала историей смены принципов и концепций, а не изложением биографий ученых.
Слабой стороной многих интерналистских концепций было полное игнорирование такого рода влияний.
Согласно западному науковедению основателем противоположного интернализму экстерналистского подхода был советский ученый-физик и историк науки Б.М.Гессен. Его доклад о социально-экономических корнях механики Ньютона, сделанный на Международном конгрессе в Лондоне в 1931г., произвел фурор. Результатом доклада стало рождение школы экстернализма.
Сильной стороной экстернализма явилось то, что его представители выявили зависимость развития науки от социально-экономических факторов.
Основная слабость экстернализма – игнорирование самостоятельности науки, ее относительной независимости, стремление непосредственно вывести из экономических и социальных факторов идеи, гипотезы, методы, проблемы науки.
В целом следует отметить, что сегодня в «чистом виде» практически не существует экстерналистских, интерналистских, кумулятивных, некумулятивных, революционных или эволюционных подходов к генезису науки. Однако все они так или иначе, в большей или меньшей степени присутствуют в работах различных философов науки и науковедов, что подтверждает наш исходный тезис о симбиотической взаимосвязи мышления человека не только с познаваемым им миром природных и технических явлений, но и с миром духовных реалий, в том числе с наукой.

alisarin (alisarin) пишет в ru_philosophy
@ 2011-12-19 16:01:00

Экстерналистская мотивация в современной философии
Буквально днями и сообществу ru_philosophy довелось оказаться в положении … своего рода ньюс-мейкера. Поводом для такой не сказать «симпатичной» истории послужила некая философская концепция, которая, если применить к ней именно философские мерки, позволяет понимать ее рожденной не в силу возникновения неких познавательных мотивов или познавательного или рассудительного любопытства, но появившейся в силу возникновения каких угодно иных побуждений, но только не мотивов сугубо познавательного характера. Это моя собственная оценка, сумма моих интуиций, вполне вероятно, что это и не так, но внешне, в чем я просто убежден это выглядит именно так. Хотя, если я в этом ошибаюсь, то мне тогда хотелось бы узнать, какого именно познавательного результата собственно и хотел достичь создатель этой концепции? Но вопрос заключается в другом — пусть не на данном, пусть не на нем именно, но на каком-то другом примере мы можем видеть, что побуждающим обратиться к философствованию мотивом служит не мотив познавательного или рассудительного любопытства, но некий, я буду называть его, экстерналистский мотив. Поэтому у меня и появилось желание спросить, существует ли в современной философии хотя бы какая-то концепция «экстерналистских мотивов философствования»?
причём здесь концепция?
menykov
2011-12-20 03:03 am UTC () /Буквально днями и сообществу ru_philosophy довелось оказаться в положении … своего рода ньюс-мейкера. Поводом для такой не сказать «симпатичной» истории послужила некая философская концепция, которая, если применить к ней именно философские мерки, позволяет понимать ее рожденной не в силу возникновения неких познавательных мотивов или познавательного или рассудительного любопытства, но появившейся в силу возникновения каких угодно иных побуждений, но только не мотивов сугубо познавательного характера./
Это Вы о проф. Моисееве и его Неовсеединстве что ли? (НЬЮС-МЕЙКЕРЫ (от англ. news-makers -делающие новости) деятели в сфере науки, экономики, предпринимательства и других сфер, существенно влияющие на ход общественно-политических событий). И что за «существенно влияющая» новость? В чем выразилось изменение «хода общественно-политических событий» благодаря вновь испеченному ньюс-мейкеру? Не раздуваешь ли, Лёша, из мухи слона?

alisarin
2011-12-19 02:44 pm UTC () Один момент — а и я не ограничиваю, если гипотетически допущенная мной ситуация может обнаружиться на других примерах — да пожалуйста.
А потом — философия «умерла» скорее как это самое «действование стиля», в сфере же наработки формализмов — только расцвела (в других меридиональных зонах)…

вопросы по возможности надо задавать автору
menykov
2011-12-20 03:18 am UTC () /Хотя, если я в этом ошибаюсь, то мне тогда хотелось бы узнать, какого именно познавательного результата собственно и хотел достичь создатель этой концепции?/
Нормальный вопрос. Вы могли бы задать свой вопрос самому создателю. Что мешает? А здесь всего лишь спекулятивное рассуждательство.

alisarin
2011-12-19 03:15 pm UTC () Если рассматривать философию наподобие того, где «зародыш содержит все то, что разовьется в зрелом состоянии», а если нет? Ведь до сих пор никто не понимает принципа Галилея — движение то оно движение, но оно пустое (своеобразная «полная пустота»), а подлинно полное — это лишь ускорение. А если вот вдруг поймут? 🙂 Произойдет инверсия, для которой я не вижу способа указания неоригинальности…

термины себе на уме
menykov
2011-12-20 03:29 am UTC () /но некий, я буду называть его, экстерналистский мотив. Поэтому у меня и появилось желание спросить, существует ли в современной философии хотя бы какая-то концепция «экстерналистских мотивов философствования»?/
Вот и Галилея сюда приплёл. А что мыслишь под «экстерналистским мотивом» так и не пояснил. В этой части, Лёша (в смысле вброса терминов), Вы большой маргинал.

Откуда взялся термин ‘философия’
menykov
2011-12-20 03:48 am UTC () /Экстерналистские мотивы потому не следует понимать нечто необычным, или дезорганизующим научное познание, если прилагать такие мотивы именно к науке/
Разводите, Леша, банальности вокруг наружных и внутренних источников мотивации ученого. Стиль мудреца в скромности. Потому-то Пифагор и уточнил, что он никакой не мудрец, а всего лишь любитель мудрости. То есть философ.

alisarin
2011-12-19 07:26 pm UTC () Вы … держите на уме свое определение «экстерналистский», а не то, которое я предложил… 🙂 У меня было — мотив познавательного или рассудительного любопытства — философский, неважно, внутри чего он, т.е. философский он потому, что он такой функционально, а не предметно, не потому, что «из» философии. Т.е. я здесь поддерживаю nebos_avos.
диалектика внешнего и внутреннего

История техники с точки зрения интерналистского и экстерналистского подходов (особенности исторических эпох, поворотные и революционные пункты)

Экстерналистское направление ставило своей целью выявление связей социально-экономического развития общества и развития научных знаний.

Экстернализм объясняет динамику науки внешними факторами: социальными заказами, социально-экономическими ориентирами, культурно-историческим контекстом.

В 1931 г. на II Международном конгрессе историков науки в Лондоне советский ученый Б.М. Гессен сделал доклад о социально-экономических корнях механики И. Ньютона. Несмотря на ограниченную источниковую базу, Гессену удалось рассмотреть проблему возникновения нового знания в творчестве Ньютона — механики. Эта проблема отражала общие закономерности исторического развития и разделение общественного труда в Англии, разбивая идеал ученого, который должен заниматься только чистой наукой.

Создавая первые программы историко-научных исследований, экстерналисты обращали внимание на хронологическую систематизацию, описание механизма прогрессивных идей, изучение социально-экономического контекста.

Следует отметить, что многие работы, хотя и затрагивали исторический материал, в анализе использовали методы социологии, пытаясь все уложить в единую, универсальную для всех наук схему.

Экстернализм уходит корнями в философию Нового времени, когда наука и научное познание связывались с ростом материального могущества человека («Знание – сила», — так сформулировал свой взгляд на назначение науки Ф.Бэкон). Впоследствии взгляд на практическое предназначение науки, ее зависимость от наличных социальных факторов развивался в рамках марксистской традиции К.Марксом, В.И. Лениным, А.А. Богдановым, Д.Лукачом и др., а в логическом позитивизме – Т.Куном, П.Фейерабендом и др.

С точки зрения экстерналистов, в научном познании познавательный интерес не имеет самодовлеющего значения (познания ради умножения и совершенствования знания в соответствии с неким универсальным истинным методом). Он, в конечном счете, всегда «замкнут» на определенный практический интерес, на необходимость решения, в формах наличной социальности, множества постоянно возникающих в ходе практической деятельности инженерных, технических, технологических, экономических и социально-гуманитарных проблем.

Наиболее мощная попытка реализации экстерналистской программы в историографии науки была предпринята в 30-е годы 20 в. (Гессен, Бертол), в в 70-е годы в рамках философии и социологии науки (Кун, Фейрабенд, Полани, Косарева, Гачев).

Развитие методологии, социологии и истории науки во 2-й половине 20 в. привело к крушению представления о всеобщности и объективности научного метода (Фейрабенд, Кун, Степин). В работах ученых показана парадигмальность, историчность, социологичность, конструктивность, как самого процесса научного познания, так и всех его результатов. К слабым сторонам экстернализма можно отнести опасность недооценки его представителями относительной самостоятельности и независимости науки по отношению к социальной инфраструктуре, скатывания на позиции абсолютного релятивизма и субъективизма (Фейрабенд).

Экстернализм в качестве решающего фактора развития науки рассматривает потребности общества, главным образом связанные с техническим применением науки. Общественная потребность движет науку сильнее, чем десятки университетов, — в этой формуле выражено не только личное мнение Ф. Энгельса, в ней отражен принцип европейской цивилизации в ее отношении и к науке, и к природе. Экстер-нализм проявляется в абсолютизации экономических потребностей общества. Частным случаем экономического детерминизма является технологический детерминизм, абсолютизирующий роль науки как непосредственной производительной силы общества. Разновидностью экстернализма являются и концепции, абсолютизирующие роль социокультурных факторов развития науки. Основной недостаток экстернализма — абсолютизация внешних факторов и недооценка внутренних стимулов развития науки. Опорой концепции экстернализма являются прикладные науки.

Интерналистское направление (или имманентное), которое можно назвать альтернативой экстерналистского, отстаивало точку зрения, согласно которой наука развивается не благодаря социальному воздействию, а в результате своей внутренней эволюции, где главным является изменение способа мышления.

Интернализм объясняет развитие науки историей идей. Движущая сила развития науки — внутренние факторы, логика решения проблем, интеллектуальные традиции. В нем проявляется тенденция полной изоляции научно-теоретической деятельности от других ее форм: наука – внутри себя, в полной изоляции от социально- культурных факторов (Лакатос, Поппер и др.).

После опубликования «Этюдов о Галилее» (1939) Койре стал признанным лидером интерналистского направления в историографии науки, объясняющего развитие науки исключительно интеллектуальными факторами. Он ввел понятие «структура научного мышления» и считал, что науку надо изолировать от социально-экономических, технических и других материальных факторов. Койре выделяет также изменение мышления в связи с геометризацией пространства, появлением специального математического языка. Таким образом, наука в истории связана, по его мнению, с процессом мышления ученых.

Т. Кун пытался преодолеть противоречия экстерналистского и интерналистского направлений, считая, что для первоначального развития какой-либо области науки необходимо знать социальные потребности общества, а для зрелой науки приемлема интерналистская историография. Концепция Куна подвергалась критике за недооценку преемственности в развитии знания, возможностей рационального сравнения конкурирующих теорий и выбора между ними, и все же Куну удалось вызвать интерес к социально-психологическим аспектам научной деятельности, сблизить философию и историю науки.

Интернализм (от лат. внутренний) — направление в философии и историографии науки, представители которого считают, что главную движущую силу развития науки составляют имманентно присущие ей внутренние цели, средства и закономерности, что научное знание может и должно быть рассматриваемо как саморазвивающаяся система, содержание которой не зависит от социокультурных условий ее бытия, от степени развитости социума и характера различных его подсистем (экономики, техники, политики, философии, религии, искусства и т.д.) и только от предшествующего состояния научного знания и его интенции к саморазвитию.

Интернализм сформировался в 30-е годы 20 в. в качестве оппозиции экстернализму. Видные интерналисты — это Кейре, Холл, Рассел, а также позитивисты — Лакатос, Поппер. Согласно онтологической доктрине Поппера существуют три не связанных друг с другом типа реальности: физический мир, психический мир и мир знания, который создан человеком, но стал независимой реальностью.

Существуют две версии интернализма:

а) эмпирическая — источником роста содержания научного знания является нахождение (открытие) новых фактов, теория — это вторичное образование, обобщение и систематизация фактов;

б) рационалистическая (Декарт, Гегель, Поппер) — считает, что основу динамики научного знания составляют теоретические изменения, которые по своей сути всегда есть либо результат когнитивного творческого процесса, либо перекомбинации уже существующих идей.

К отрицательным чертам интернализма относятся: имманентизм, явная недооценка его представителями социальной, исторической и реально-субъективной природы научного познания, игнорирование социальной и экзистенциальной мотивации научного познания, непонимание его представителями идеализирующего и идеологического характера собственных построений.

Интернализм (Кайре, Пьер Гюэм) утверждает, что развитие науки обусловлено, прежде всего, логикой внутреннего целеполагания, прагматикой интеллектуальной жизни.

Интернализм видит источник развития науки во внутренних потребностях самой науки. Сторонники эмпирического направления в эпистемологии в качестве ведущих внутренних факторов развития науки называют рост ее эмпирического базиса, открытие новых фактов, а функция теории ограничивается их обобщением и систематизацией. Сторонники рационалистического направления в интернализме, на-против, считают источником развития знания гипотезы, теоретические предположения, предсказание новых фактов, а роль эмпирического знания усматривают в поиске подтверждений предсказанных фактов либо фальсификации теории. Интернализм опирается на опыт развития фундаментальных исследований.

Для современной науки более характерен переход от предметной ориентации к проблемной, когда новые области знания возникают в связи с выдвижением определенной крупной теоретической или практической проблемы.

Сегодня для науки как никогда актуальны аспекты социальной и этической ответственности ученых, связанных с военными разработками. Анализ научной деятельности показал: вредоносной оказалась та научная рациональность, которая ориентировала ученых лишь на осуществление сугубо исследовательских целей и не задавалась целью оценить возможные последствия научных разработок и их технических приложений.

Итак, представители интерналистской концепции развития науки считают, что наука развивается в силу имманентной, т.е. внутренне присущей ей, логики. Представители экстерналистской концепции полагают, что развитие науки тесно связано с социально-экономическим развитием общества, т.е. делают акцент на внешних факторах. В современных условиях необходимо учитывать основные положения обеих концепций.

13. Факторы развития технологий: наука, техническая практика и социальный заказ.

На примере химической технологии.

Химическая технология – наука о методах и средствах химической переработки сырья в продукты потребления.

Задачами химической технологии является: 1. Описание явлений на различных стадиях технического процесса; 2. Моделирование процессов на основе теоретических знаний.

Эти задачи определяют тенденцию развития химической технологии. Химические технологии связаны напрямую с теоретической химией, является знанием и в этом смысле ничем не отличается от естественных наук. Т.е. химическую технологию можно понимать не только как метод и средство, но и как знание. В настоящее время связь с теоретической химией усилилась, т.к. технологии выходят на микро- и наноуровни вещества. А этот уровень напрямую связан с потребительскими свойствами продукта. Химические технологии имеют теоретически прикладное (практическое) значение. Они напрямую связаны с промышленностью, используются в горном деле и металлургии, производством строительного материала, энергии, топлива в нефтехимии, нефтепереработке, в фармацевтической и медицинской промышленности, в пищевой и биологической промышленности, в химической промышленности (производство пластмасс и биоволокон). Охватывают практически всю промышленность.

На развитие химических технологий влияют 3 фактора:

Связь с теоретической химией;

Связь с промышленностью, т.к. прогресс в области технологий ведет к возникновению новых областей промышленности (т.к. на развитие технологий влияют потребности общества). Эти потребности формируют облик современных технологий. Если в 50-е гг 20 в.удовлетворялись потребности общества в пище, жилье и одежде, то в настоящее время выдвигаются не только экономические, но и экологические потребности, потому что изменилась система ценностей общества. Экономика и экология больше не противопоставляются друг другу. Например, 25 лет назад очистительные сооружения рассматривались как узлы технологической схемы, удорожающие производство. А теперь же продукт должен иметь экологическое качество, и без него не продается на рынке. На первый план выходят экологические требования к технологии, к использованным или возобновляемым материалам и источникам энергии.