Обыски в интерпрогрессбанке

По информации источников The Moscow Post в «Интерпрогрессбанк»(ИПБ) в ближайшее время могут нагрянуть силовики. Может ли банк быть частью офшорной империи, построенной его владельцем Алексеем Крапивиным? И не правит ли ей экс-глава РЖД Владимир Якунин?
Алексей Крапивин – сын бывшего партнера и советника Владимира Якунина Андрея Крапивина, который неожиданно умер при загадочных обстоятельствах в 2015 г. Вскрытие тела не проводилось. А через несколько месяцев в отставку был отправлен Владимир Якунин.
Причиной стали принятие его сыном британского гражданства и колоссальная растрата бюджетных средств. Вокруг РЖД вовсю кормились крапивинские «фирмы-прилипалы», через которые деньги могли выводиться в офшоры. Мог ИПБ участвовать в этих схемах?
Вторым человеком, который «кормился» с РЖД был акционер ИПБ Борис Ушерович, контролирующий десятки фирм, получающих от РЖД многомиллиардные контракты. Ушерович, наверное, использовал офшорные схемы Андрея Крапивина, а прикрывать их мог полковник Дмитрий Захарченко, впоследствии обвиненный в получении крупных взяток. Обнаруженные у него дома более 8 млрд руб. могли проходить через ИПБ.
Вся история ИПБ связана с криминальными личностями. В 2006 г. банком владел Владимир Антонов. Впоследствии многие банки Антонова лопнули, а он приобрел славу «убийцы банков». В 2007 г. ИПБ был продан ранее судимому за разбойное нападение Герману Горбунцову, который являлся партнером по бизнесу Бориса Ушеровича, Валерия Маркелова и Андрея Крапивина. Горбунцову кроме ИПБ принадлежал «Столичный торговый банк», созданный под тендеры руководимой Владимиром Якуниным РЖД.
Итогом партнерства стали исчезновение из госкорпорации $1 млрд., в чем был обвинен Горбунцов. Он в свою очередь обвинял своих партнеров, которые со временем стали акционерами СТБ и имели в нем счет под названием «клиент Токио». Деньги с него уходили на счета офшоров, остатки обналичивались.
В результате конфликта партнеров Горбунцову в 2010 г. пришлось вместе с семьей бежать в Молдавию. Пред этим он потерял значительную часть своих средств, которую оценивал в $2.5 млрд. На такую сумму его «обули» партнеры Владимира Якунина? ИПБ также перешел им. В 2012 г. в Лондоне на Горбунцова было совершено покушение Не являлось ли оно следствием конфликта бывших партнеров? И не была ли смерть Андрея Крапивина его продолжением? В покушении и смерти мог быть виноват Владимир Якунин?
Офшорная империя Крапивина?
Через офшоры Крапивина РЖД работала с крупнейшими производителями поездов и самолетов шведской компанией «Бомбардье транспортейшн», поставляющей систему микропроцессорной централизации стрелок и сигналов Ebilock-950. Торговля системами шла через офшор Rambo Management и прокладку — британскую фирму Multiserv Overseas Limited, которая якобы побеждала в тендере на поставку.
Владельцем Multiserv Overseas Limited была компания Multiserv Management LLP, возглавляемая Юрием Ободовским. Офшорная схема Крапивина стала известна после публикации секретные документов панамской юридической фирмы Mossack Fonseca одного из крупнейших в мире регистраторов офшорных фирм. Речь шла о десятках миллионов евро, которые оседали в офшорах.
Офшоры Крапивина принимали участие и в молдавской схеме, когда из России были выведены с 2011-2014 гг. $22 млрд. Redstone Financial Ltd и Telford Trading S.A. получили на свои счета в швейцарском банке CBH Compagnie Bancaire Helvetique SA $277 млн. Может быть, и ИПБ в этом участвовал?
Кроме того, офшоры Крапивина выдавали кредиты различным кипрским структурам, на которые приобретались активы в России. В 2014 г компания Gordox выдала $100.5 млн компании с Виргинских островов на покупку кипрской структуры Sterema. А та позже стала владелицей «Бамстроймеханизация», одного из главных подрядчиков крупнейшего проекта реконструкции Байкало-Амурской магистрали. Работы были оценены в 177.3 млрд. руб. Владимир Якунин просто гений! Выводишь деньги в офшоры, а потом кредитуешь ими предприятия, из которых, вероятно, потом опять выводишь деньги в офшоры.
Для реконструкции БАМа и Транссиба Крапивин, Маркелов, Ушерович и Ободовский создали «Группу компаний 1520». Она выиграла конкурс на электрификацию Восточного полигона. Сумма контракта — 28 млрд. рублей. Компания до сих пор является крупнейшими подрядчиком РЖД. Работает с прибылью.
Смущает только то, что стоимость компании – 0. То есть у не нет никакого оборудования и даже стола или ноутбука. Возможно, это – обычная прокладка, деньги из которой уходят в офшорные компании Крапивина.
Андрей Крапивин, пользуясь знакомством с Владимиром Якуниным и поддержкой Валерия Маркелова, которого злые языки связывали с Солнцевской ОПГ, создал офшорную империю, которую теперь официально перешла его сыну. Но так ли это?
Крапивин, Маркелов и Ушерович продолжают получать подряды от РЖД на миллиарды рублей и даже попали в рейтинг «Короли госзаказа».
Возможно, кто-то наверху использует Владимира Якунина как посредника между собой и подрядчиками РЖД. В противном случае было бы удивительно, что что их место не перехватили новые хищные «прилипалы». Кто может быть этим таинственным покровителем? Известно, что Владимир Якунин является учредителем кооператива «Озеро». Не оттуда ли бьет источник его благополучия?
ИПБ близок к краху?
За четыре месяца этого года ИПБ потерял почти 78% своей прибыли, кредитный портфель снизился на 9%, а это почти 2 млрд руб.
Кредиты предприятиям и организациям снизились на 12.8% (2.5 млрд руб.), средства юридических лиц на 8.47% (1.2 млрд руб.).
По мнению банковского эксперта Артура Шахова снижение данных показателей может свидетельствовать о потере доверия к банку о стороны юридических лиц, которые обычно более остро, чем физические лица, чувствуют появление в банке проблем. А они подтверждаются и результатом деятельности банка.
Рентабельность активов и рентабельность капитала упали примерно на 20%, а это – очень резкое падение. По этим показателям банк скатился вниз на 54 и 32 места соответственно.
Коэффициенты достаточности капитала и коэффициенты ликвидности не соответствуют рекомендованным значениям банковской методики. Достаточно сравнить цифры, представленные в таблице, и указанные в качестве рекомендованных в правой колонке.
Особенно обращает на себя внимание коэффициент достаточности капитала К5, который показывает, что средства граждан, привлеченные банком, должны полностью покрываться его капиталом. Рекомендованное значение – 100%. У ИПБ этот показатель – 16.79%. Получается, что у банка на покрытие средств граждан денег в 4(!) раза меньше, чем должно быть. Не является ли это тревожным звонком для клиентов банка? Может, пока не поздно пора забирать и него свои деньги?
Непонятно, куда делась и прибыль банка в размере более, чем 800 млн руб. Могли эти деньги быть выведены в офшоры Крапивина? Похоже, что ИПБ о сих пор выполняет свое основное предназначение – кредитование связанных с ним компаний и своих акционеров. Обычно это приводит к санации. И примеров тому на банковском рынке – великое множество.
Владимир Якунин и сам не брезгует офшорами. В СМИ неоднократно упоминались транспортные копании Far East Land Bridge и «Региональная гостиничная сеть», зарегистрированные на Кипре. Предположительно, они входили инвестфонд VIY (Venture Investments & Yield Management LLP), контролируемый Якуниным и зарегистрированный в Лондоне, где с 2010 г. живет сын экс-главы РЖД Андрей. Мог он иметь отношение к покушению на Горбунцова в 2012 г.? И почему не возвращается в Россию?
История ИПБ – просто криминальная сага какая-то. И даже странно, что у банка с такой репутацией есть клиенты. Их наличие таких акционеров в банке не пугает? А если в один прекрасный момент деньги окажутся вместе с акционерами в офшорах? По слухам, Борис Ушерович уже там. Готовится к приему партнеров?
Им бы надо поторопиться, поскольку силовики, вероятно, уже прицелились к банку. И не сегодня – завтра могут туда прийти? А следом за ними придут сотрудники ЦБ, которые при таких-то показателях не проверяли банк уже больше года. И, возможно, тогда вскроются такие нарушения, что банк будет отправлен на санацию.

По делу Захарченко арестован бывший коллега главы ЦБ Набиуллиной

«Дело Захарченко» уже официально дошло до «Интерпрогрессбанка» (ИПБ). Суд арестовал члена совета директоров АО «Росжелдорпроект» и совладельца «Интерпрогрессбанка» Валерия Маркелова на два месяца, до 1 декабря 2018 года, в рамках расследования дела полковника МВД Дмитрия Захарченко.

Имеет смысл напомнить, что нынешний председатель совета директоров «ИПБ» Николай Соболев в 90-е трудился вместе с главой Банка России Эльвирой Набиуллиной в Промторгбанке.

Еще раньше, в 1991-1992 годах, Соболев входил в правление ИК «Тройка-Диалог». Создавал «Тройку» американец Питер Дерби — потомок русских эмигрантов первой волны.

В свою очередь, экс-глава РЖД Владимир Якунин, тесно связанный с владельцами «ИПБ», с 1985-го по 1991-й работал в США, в советском постпредстве при ООН.

По данным следствия, большая часть средств, изъятых в квартире Захарченко, поступила ему от Маркелова: полковник выполнял функции главы службы безопасности группы компаний, созданных Маркеловым и партнерами.

Читайте также: Захарова ответила на заявление представителя США о намерении сбивать российские ракеты

Какие тайны хранит Интерпромбанк, и что недоговаривает владелец Антипинского НПЗ Дмитрий Мазуров

Арест и последовавшие за ним заявления владельца Антипинского нефтеперерабатывающего завода Дмитрия Мазурова говорят о том, что тайные войны реальных хозяев жизни выходят на новый уровень. И пленных всхватке за крупнейший НПЗ брать не собираются.

Тверской суд Москвы постановил, что председатель совета директоров и основатель нефтегазовой компании «Новый поток» Дмитрий Мазуров будет находиться за решеткой до 12 сентября. Дмитрия Мазурова подозревают в хищении 1,8 млрд рублей у Сбербанка. Поговаривают, что заявление о хищении мог написать лично Герман Греф, который уже давно неравнодушно относится к вверенному госбанку.

Тайны следствия

Арестовали Дмитрия Мазурова 13 июля 2019 года в московском аэропорту. Как раз к этому времени он закончил строительство крупнейшего в стране частного НПЗ, которое продолжалось 15 лет. Сидящий в тюрьме Мазуров считает — это было сделано для того, чтобы он не смог вернуть свое детище.

Строительство Антипинского нефтеперерабатывающего завода обошлось инвесторам в 200 миллиардов рублей. На этом фоне 1.8 миллиарда, полученные из Сбербанка, выглядят небольшой потерей. Но, судя по всему, это единственный очевидный кредит, который получила компания Дмитрия Мазурова. В его проекте, как и в большинстве отечественных инвестиций, многие кредиторы представляли собой реальных инвесторов, которые превращали свои кредиты в акционерный капитал по условиям тайных соглашений, заключенных до начала строительства.

Но на этот раз история будет более сложной. Дело в том, что Антипинский НПЗ оказался не только самым большим в России, но и самым проблемным. Общий долг предприятия превышает $5 млрд, и оно готовится к банкротству. На практике это означает, что всех предыдущих собственников можно смело умножить на ноль, а вот у кредиторов будет своя игра. Опыт российского капитализма показывает, что выигрывают в схватке только инсайдеры. Однако в случае с Антипинским НПЗ других кредиторов просто нет. В такой ситуации наличие самого информированного инсайдера — самого владельца бизнеса за решеткой — лучшая гарантия победы.

Казус Лисовиченко

Кстати, в затеянной стратегической партии есть еще один неконтролируемый, но системный элемент. Бывший генеральный директор Антипинского НПЗ Геннадий Лисовиченко не стал дожидаться приглашения за решетку, и покинул Россию. Комбинат, которым он руководил с 2004 года (то есть на протяжении всего периода стройки), он покинул еще раньше — 13 ноября 2018 года.

Сейчас следствие обвиняет Геннадия Лисовиченко в самоуправстве, но ему неизвестно, где сейчас он находится, однако считается, что экс-директор предпочитает далекие острова в океане подальше от суеты больших городов и правовых органов. Совершенно неожиданно Геннадий Лисовиченко сам решил напомнить, что он жив, здоров и нуждается в деньгах. 14 июня — за месяц до ареста Дмитрия Мазурова, он обратился в Тюменский суд с иском к своему родному НПЗ с требованием выплатить ему $10 млн в качестве бонусов, а в придачу к ним еще $1,9 млн — в виде штрафов и пеней. Жизнь на островах, видимо, требует больших денежных жертв.

По теме664

Всем известно, что вода, кроме созидательного эффекта, обладает и разрушительным действием, если ее слишком много. Засоренная «ливневка» может привести к затоплению целого участка земли в несколько домов, расположенного в низине.

На фоне аппетитов Геннадия Лисовиченко требования к нему со стороны силовиков выглядят несколько смешно. По версии следствия, будучи директором, подозреваемый заключил заведомо невыгодный договор купли-продажи имущества завода, чем причинил предприятию ущерб на сумму более 35 миллионов рублей. Мелочь на фоне неуплаченных самому Лисовиченко денег. На самом деле речь идет о чем-то большем, чем просто деньги. Скорее всего, и у Лисовиченко и у Мазурова есть реальные ключи к управлению бизнесом НПЗ. Именно их ищут и кредиторы, и силовики.

Маленький банк с большими ракетами

Одним из таких ключей может оказаться Интерпромбанк — небольшое кредитное учреждение, рожденное в Москве в 1995-м году и прошедшее испытание всеми финансовыми кризисами, что свидетельствует о серьезных настроениях его владельцев. Об этом говорит и тот факт, что в 1999 году стратегическими партнерами Интерпромбанка стали предприятия военно-промышленного комплекса, одно из которых, ГНПЦ «Звезда-Стрела», даже засветилось в составе акционеров. ГНПЦ «Звезда-Стрела» стало платформой для создания корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ)-ведущее в России объединение по разработке и производству управляемых авиационных средств поражения, корабельного вооружения и береговых ракетных комплексов. С таким партнером, конечно, даже самому маленькому банку не страшно идти на любую войну. В прямом смысле этого слова.

И тем не менее сегодня Интерпромбанк, после продажи контрольного пакета, оказался в зоне риска. С этим согласны ведущие рейтинговые агентства. Международное Moody’s ухудшило оценку кредитоспособности Интерпромбанка и снизило рейтинг банка. Российское АКРА установило статус «рейтинг на пересмотре — негативный», предполагая вероятное изменение кредитоспособности банка в краткосрочной перспективе. Очевидно, не в лучшую сторону. На уровне капитала изменения в банке не просто наметились, они буквально обрушились на него.

Дмитрий Мазуров, который, по всей видимости, контролировал Интерпромбанк, перестал это делать, и произошло это накануне ареста. Другими словами, нетрудно предположить, что арест и продажа Интерпромбанка каким-то образом связаны. Дело в том, что российская бизнес-традиция предполагает использование таких небольших кредитных учреждений в качестве центров управления активами доверенных лиц. Захватив актив, нежелательное лицо может обнаружить, что в реальности он ничего не контролирует — ключи от активов находятся в сейфах банка. Таким образом именно банк превращается в центр схватки за реальные активы. Простые смертные клиенты кредитного учреждения могут об этом и не догадываться, оставаясь, по сути, заложниками чужой игры. В ситуации с Антипинским НПЗ Интерпромбанк, похоже, как раз и выступает именно в такой роли.

Кредитная воронка

«Альба Альянс». Фото из архива

Сергей Киреев, совладелец и председатель Интерпромбанка, в 2010 году решил превратиться из банкира в рыбопромышленника. В конце концов и те и другие что-то ловят в мутной воде.

Используя опыт, наработанный в банковском секторе, Киреев стал собственником рыбопромышленной компании «Тунайча». Бизнес не пошел, и в какой-то момент он вспомнил про 15 отработанных в банке лет. Благо в свое время супруга Сергея Николаевича также отработала в нескольких банках не на последних ролях.

Киреев занял у разных физических и юридических лиц более четырех миллиардов рублей. Самое удивительное, что на состоянии компании «Тунайча» это никак не сказалось.

Куда делись деньги, кто их выдавал и почему за это пострадают абсолютно невиновные люди, можно представить себе только по одному из «кейсов» «дела Киреева».

Рыбопромышленник решил кредитоваться в весьма интересном банке КБ «Альба Альянс». Интересен банк тем, что у него всего лишь один офис — ​на Кремлевской набережной, дом 2. А еще тем, что эта кредитная организация, видимо, только для избранных. Поскольку даже сейчас на сайте «Альба Альянса» указано, что он

«не предлагает услуги кредитования дистанционно, не распространяет кредитные предложения посредством СМС-сообщений, мессенджеров, электронной почты и телефона, не использует в сети Интернет сервисы онлайн-подачи заявок на кредит, не пользуется услугами посредников для привлечения заемщиков. Заявки на кредит принимаются исключительно в офисе банка при личном обращении клиента».

Видимо, своих клиентов в «Альба Альянсе» знают в лицо. Иначе как о своем первом кредите в пять миллионов долларов Киреев договорился бы непосредственно с одним из владельцев — ​Александром Фрайманом? Собственники, очевидно, были в курсе всех дел, поскольку огромные кредиты начали выдаваться Сергею Кирееву и на его компанию с подозрительной регулярностью. Вскоре все взаимоотношения с Киреевым замкнули на председателе правления банка Александре Якимове.

Александр Якимов. Фото из архива

Спустя некоторое число кредитов выяснилось, что их лимит на выдачу одной компании (читайте «Тунайче») оказался превышен. А это означало, что «Альба Альянс» больше не мог выдавать займы Сергею Кирееву, не нарушая нормативы ЦБ. Тем более что у бизнесмена возникли проблемы с обслуживанием действующих кредитов. Для этого нужны были деньги, а их не было, как не было по понятным причинам и возможности нормально перекредитоваться.

Тем временем и у банка «Альба Альянс» замаячили проблемы с Центробанком по резервам и прочим нормативам.

Тогда Киреев по устной договоренности с руководством банка (такие показания он позже дал в уголовном деле) убедил пятерых человек — ​от своего водителя до старой знакомой — ​поучаствовать в так называемой схеме с номиналами. Всем этим людям он говорил, что они ничем не рискуют, а ответственность, если что, ляжет на него, — ​обещал Киреев.

В результате Кирееву удалось убедить всех этих людей оформить в его интересах займы в «Альба Альянсе». Они выдавались будто бы под покупку недвижимости у Киреева или у его знакомых с последующей ипотекой.

На самом деле, как позже сообщил в нотариально заверенном заявлении сам Киреев, никакой недвижимости не приобреталось, в ипотеку ничего не должно было вкладываться. Но по каким-то договоренностям между руководством банка и бизнесменом схема работала, номиналы обрастали долгами.

А когда ситуация, судя по всему, достигла критической точки, председатель правления Якимов в марте 2016 года покончил с собой в тире на Поклонной горе.

После чего владельцы банка и новый исполняющий обязанности председателя правления предъявили претензии номиналам и Кирееву. С них начали требовать возврата денег.

Начаты банкротные производства, чтобы за счет имущества номиналов погасить эти займы. А параллельно возбуждено уголовное дело, которое сейчас уже входит в решающую стадию. Все эти номиналы (Базаева, Вагнер, Аринцев, Исаева, Федоров) проходят соучастниками некоей группы, которая якобы совершила хищение из банка «Альба Альянс» в особо крупном размере по предварительному сговору.

Хотя изначально, когда это дело только было возбуждено в МВД, все эти люди были признаны свидетелями. Обвиняемый был один — ​Киреев. А потом дело было передано в СК по ЦАО. Там его переквалифицировали, и обвиняемыми сделали всех.

При этом в деле есть оперативная справка и многочисленные объяснения сотрудников ГУЭБиПК МВД РФ, из которых следует: и руководству, и даже рядовым сотрудникам банка было известно, что займы на самом деле выдаются самому Кирееву. Что он и его родственники распоряжались этими деньгами так, как считали нужным, а никакого приобретения недвижимости и оформления ипотеки даже не предполагалось.

«В нарушение обычного порядка рассмотрения ходатайства о получении кредита, работники банка при оформлении указанных кредитов не требовали оформления залога, не производили действий, направленных на проверку использования кредитных денежных средств и регистрации ипотеки. Ходатайства о выдаче кредитов подписывались заемщиками одновременно с документами на выдачу денежных средств. Часть документов подписывалась заемщиками задним числом. Решения кредитных комитетов оформлялись формально, в нарушение установленного порядка, без фактического заседания кредитных комитетов» — ​вот что было зафиксировано оперативниками.

Защита водителя Киреева, который выступал одним из заемщиков, представила доказательства того, что в тот день, когда ему якобы выдавались деньги в банке, его физически не было в Москве, он находился в Астрахани.

Сергей Киреев. Фото из архива

Елены Вагнер, которую Киреев знал почти 20 лет (тоже номинала), не только не было в России во время «получения» денег. Защита пыталась доказать это вполне очевидным способом: отметками в загранпаспорте.

Также была проведена графологическая экспертиза, по результатам которой можно сделать вывод, что под банковскими документами стоят подписи не Вагнер, они выполнены другой рукой.

По показаниям Елены, она вообще появилась в банке только один раз на подписании кредитного соглашения и при этом не представляла никаких документов о своих доходах. Даже заявку на выдачу кредита подавала не лично Вагнер, хотя этого и требуют инструкции ЦБ. Но в материалах дела указано, что представляла данные Вагнер, да к тому же — ​недостоверные. И что она вносила платежи по кредиту наличными через кассу (причем в паре случаев ее в этот момент на самом деле даже не было в России, — ​утверждает защита со ссылками на тот же загранпаспорт).

Елена Вагнер вообще пострадала больше других. Киреев еще до этой истории с кредитом выпросил у нее солидную сумму денег на развитие бизнеса. И не вернул. Кстати, не только Елене.

А Вагнер с Киреевым вообще ничто не связывало, кроме старой дружбы. Знакомые описывают Елену как человека, который за 23 года своими силами построил крепкий бизнес, но так и не научился не доверять людям.

Теперь Елене, как и остальным номиналам, с учетом набежавших процентов выставлены претензии почти на миллиард рублей. Бизнеса сейчас практически нет: два года пришлось заниматься проблемами с правоохранительными органами. Следствие в суде добилось домашнего ареста. Такую меру пресечения среди всех номиналов, которые находятся под подпиской о невыезде, получила только она.

Личная драма обернулась трагедией: супруг Елены скончался после получения обвинительного заключения.

Сам Киреев находится в банкротстве с 2017 года, взять у него нечего. Именно поэтому для банка выгодно уголовное преследование номиналов, у которых есть имущество. А есть оно только у Елены Вагнер.

При этом «Альба Альянс» продал долг Киреева подконтрольной структуре ООО «Экспотрейд», которой владеют Пяткин и Фрайман — ​собственники банка. Теперь «Экспотрейд» занимается банкротством этих номиналов, а уголовное дело возбуждено по заявлению Пяткина и Фраймана. То есть банк как таковой формального отношения к делу не имеет.

Кстати, у бывшей супруги Киреева Ларисы в том же «Альба Альянсе» оформлены кредиты на 100 миллионов рублей, не имеющие никакого отношения к компании «Тунайча». Да и по всем кредитам мужа она выступала поручителем. Но ни банк, ни его владельцы не предъявляют по этому поводу особых претензий. Лариса Киреева не фигурирует в уголовном деле и может позволить себе и светскую жизнь, и элитный шопинг. И можно было бы спросить, откуда деньги, но достаточно вспомнить про невозвращенные кредиты и займы под честное слово, за которые теперь рискуют сесть в тюрьму несколько невиновных людей.

Экс-партнер семьи Сергея Приходько по яхт-клубу объявлен в розыск

МВД расследует дело в отношении совладельца Интерпромбанка Виталия Жогина — в прошлом соучредителя яхт-клуба семьи первого замглавы аппарата правительства Сергея Приходько. Банкир объявлен в розыск по обвинению в мошенничестве Фото: Мария Дмитриенко / ТАСС

Объявлен в розыск за мошенничество

Следователи московской полиции возбудили уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере в отношении совладельца Интерпромбанка Виталия Жогина, сообщил РБК собеседник в правоохранительных органах и подтвердил источник, близкий к банку.

Во вторник, 11 сентября, Гагаринский суд Москвы вынес решение о заочном аресте Жогина. Выступавший в обоснование ходатайства об аресте представитель следствия сообщил, что банкир уже объявлен в федеральный и международный розыск по обвинению в хищении средств Интерпромбанка (ч. 4 ст. 159 УК РФ, до десяти лет лишения свободы), который признан потерпевшим. Ходатайство следствия поддержали прокурор и представитель банка. Последний подчеркнул, что по его сведениям, которые «пока не подтверждены официально», обвиняемый скрывается на территории Литвы, получил там гражданство и сменил фамилию.

Источник РБК, близкий к банку, в свою очередь, уточнил, что еще в 2015 году во время допроса бизнесмен заявил следователю о наличии у него тяжелого заболевания. «На протяжении уже более трех лет Жогина никто не видел, но он продолжает активно и дистанционно судиться, несмотря на свое, возможно очень плохое, состояние здоровья», — рассказал РБК собеседник, близкий к Интерпромбанку.

Банкир с хорошими знакомствами

По данным ЦБ, Жогин продолжает контролировать 6,7% акций Интерпромбанка. При этом основные бенефициары банка — представители группы New Stream («Новый Поток»), в частности ее совладелец и основатель, акционер Антипинского НПЗ Дмитрий Мазуров (ему принадлежит 21,19% банка), который в 2016 году сменил Жогина на посту председателя совета директоров банка. Кроме того, значительные доли (19,32%) в банке сохраняют девелопер Исраил Якубов, а также семья сенатора Валерия Пономарева (5,89%), занявшего второе место в рейтинге Forbes богатейших госслужащих по данным о доходах за 2017 год.

Жогин также известен как бывший соучредитель яхт-клуба «Фарватер». По данным СПАРК, его партнером по яхт-клубу выступала супруга нынешнего первого замглавы аппарата правительства Сергея Приходько, Наталья. Сам Приходько в интервью «Ведомостям» в 2013 году говорил, что «Фарватер» — «некоммерческое предприятие для занятия спортом и отдыха моей семьи и друзей». Жогин был совладельцем клуба до 2014 года.

По словам источника РБК, близкого к Интерпромбанку, нынешнее руководство кредитной организации считает, что Жогин «предпринял попытку недружественного поглощения компании». «Он выдавал кредиты управляющей компании Интерпромбанка — «Интерпром Капиталу», а затем в судебном порядке требовал их немедленного возврата. До сих пор сохраняется наложенный судом по иску Жогина арест на сумму более 250 млн руб.», — настаивает источник.

Банк «Интерпромкапитал» был основан выпускником Института стран Азии и Африки МГУ и бывшим сотрудником Внешэкономбанка Виталием Жогиным в 1995 году. По данным Banki.Ru, среди клиентов банка были структуры: ОАО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение», АО «Тулаточмаш», ПАО «Арсеньевская авиационная компания «Прогресс» им. Н.И. Сазыкина», АО «Камов», АО «Гражданские самолеты Сухого», ОАО «ТЦ «Москва», ОАО «Научно-производственный комплекс «Элара» им. Г.А. Ильенко».

Защита настаивает на корыстной подоплеке

Адвокаты Жогина в суде подчеркнули, что при принятии решения о заочном аресте недопустимо ссылаться на обстоятельства, не подтвержденные процессуально. По словам защиты, единственным аргументом следствия для объявления Жогина в международный розыск стали рапорта оперативных сотрудников о том, что Жогин не проживает по месту регистрации в Одинцовском районе Подмосковья.

Один из защитников Жогина заявил РБК, что уголовное дело в отношении его клиента — «попытка Мазурова избежать возвращения долга» в размере почти €2 млн. Деньги, по словам юриста, были предоставлены фирме отца Мазурова «Интерпром-капитал» (100-процентным владельцем, по данным СПАРК, числится Петр Мазуров), а Мазуров-младший выступал по займу поручителем. Спустя три месяца после предоставления займа Мазуров вместе с другими акционерами сместил Жогина с поста главы совета директоров банка. В итоге Мазуровы свои обязательства по возврату средств не исполнили, и Жогин обратился в суд с гражданским иском, который выиграл весной 2018 года, рассказал адвокат обвиняемого.

По версии защиты, в марте 2018 года Мазуров «инициировал возбуждение уголовного дела против Жогина, понимая негативные для себя перспективы дела по иску в гражданском суде». Основаниями для уголовного преследования стали экспертное заключение одной из оценочных компаний и свидетельские показания «нескольких подконтрольных Мазурову сотрудников банка», подчеркнул адвокат.