Обеспечение квалифицированной юридической помощи

Право на получение квалифицированной юридической помощи – это гарантированная Конституцией РФ (ч.1 ст.48, ч.3 ст.56) и обеспечиваемая государством возможность каждого получать необходимую помощь от лиц, обладающих специальными познаниями и навыками в области права, для эффективной защиты своих прав, свобод и законных интересов. Ограничение этого права не допускается. Особое значение получения квалифицированной юр.помощи приобретает при осуществлении правосудия, поскольку в условиях состязательного судопроизводства эффективная реализация права на судебную защиту возможна лишь при условии обладания сторонами высоким уровнем правовых знаний и навыков. Право на получение квалифицированной юр.помощи регулируется, ст. 48 Конституции РФ, а также ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», Законом РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий», Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ, КоАП РФ и рядом других норм.актов.

Гарантии принципа:

1. Гарантируя право на получение именно квалифицированной юр.помощи, государство устанавливает определенные проф.требования и критерии к лицам, оказывающим правовую помощь. Государство создает институт адвокатуры, на которую возлагает осуществление указанной публичной функции.

2. В случаях, предусмотренных законом, юр.помощь оказывается бесплатно (ч.1 ст.48). Эта обязанность возложена на адвокатуру. Возможность получения юр.помощи бесплатно предусмотрена, во-первых, для социально незащищенных или недостаточно защищенных граждан.

3. При рассмотрении дел судами право на получение квалифицированной юр.помощи реализуется через институт судебного представительства. Судебное представительство предполагает право лица вести свои дела в суде через самостоятельно выбранного представителя.

4. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления, имеет право пользоваться помощью адвоката с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (ч.2 ст.48).

НЕПРОФЕССИОНАЛИЗМ ЮРИСТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК АКТУАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА НА КВАЛИФИЦИРОВАННУЮ ЮРИДИЧЕСКУЮ ПОМОЩЬ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

Diana Ploskonos

Russia, Kirov

Ключевые слова: право на квалифицированную юридическую помощь; осуществление правосудия; гражданские дела; защита нарушенных прав; представление интересов в суде; высшее юридическое образование; юрист; суд.

Одним из основных прав, гарантированных государством гражданам нашей страны, является право на юридическую помощь.

Частью 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации установлено, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

Возможность получения каждым человеком юридической помощи, безусловно, является важнейшим благом любого цивилизованного государства.

В наше время большинство жителей страны остро нуждаются в оказании им квалифицированной юридической помощи, ведь, например, многие виды сделок необходимо удостоверить у нотариуса, различного рода договоры требуют оценки квалифицированного юриста, юридически значимые документы перед передачей их в соответствующие органы должны быть проанализированы профессионалом, знающим нормы законодательства Российской Федерации, так как неправильно составленный документ может считаться вовсе недействительным либо его наличие как такового может привести к неблагоприятным последствиям и непредвиденным вынужденным убыткам.

Квалифицированная юридическая помощь подразумевает под собой проведение юристом устной либо письменной консультации по интересующим вопросам с предоставлением обратившемуся за помощью сведений о возможных вариантах разрешения дела, оказание помощи в досудебном урегулировании споров, а также помощи по составлению исковых заявлений, различного рода ходатайств и, непосредственно, представление интересов в целях защиты нарушенных прав и свобод человека и гражданина в судах.

По смыслу вышеизложенного следует, что обращение граждан в суды является одним из основных проявлений реализации конституционного права на юридическую помощь.

Важно отметить, что проблемой, существующей на сегодняшний день в институте оказания квалифицированной юридической помощи, является недостаточный профессионализм юристов.

Нередко можно столкнуться с тем, что человек, оказывающий услуги по предоставлению юридической помощи и осуществлению защиты нарушенных прав, не имеет соответствующего образования либо при наличии такового не обладает достаточными качественными знаниями.

Встречаются случаи, когда в судах лица, защищающие и представляющие интересы гражданина, чье право нарушено или же кого, наоборот, пытаются нарочно обвинить в нарушении чьих-либо гражданских прав, оказываются отнюдь некомпетентными юристы. Как следствие – человек, который надеется на получение квалифицированной юридической помощи, по итогам судебного разбирательства остается ни с чем. В связи с этим необходимо допускать к участию в судебных заседаниях только действительно компетентных юристов, профессионалов своего дела.

Первый шаг к повышению качества оказания юридических услуг при рассмотрении дел в судах сделан Государственной Думой Российской Федерации осенью текущего года.

01 октября 2019 года вступил в силу Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 28.11.2018 N 451-ФЗ, которым в институт представительства введено требование об обязательном высшем юридическом образовании для представителей сторон по гражданским делам в гражданском и арбитражном судопроизводствах.

Первоначальной целью законодателей было закрепление в процессуальных кодексах положения о том, что, кроме адвокатов, представителями в суде могут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование. В пояснительной записке к законопроекту в первом чтении было указано, что данное нововведение вносится с целью повышения качества юридической помощи и для обеспечения права граждан на квалифицированную юридическую защиту. Участие в судебных заседаниях юристов только с высшим юридическим образованием уже апромбировано в Кодексе административного судопроизводства Российской Федерации и оправдало свою эффективность сложившейся практикой применения. Однако, во втором чтении законопроекта была внесена поправка, направленная на смягчение данного требования: норма об обязательном наличии высшего юридического образования не коснется дел, рассматриваемых мировыми судьями и районными судами судов общей юрисдикции.

С 01 октября 2019 года представителями по гражданским делам могут быть помимо адвокатов только лица, имеющие высшее юридическое образование или ученую степень по юридической специальности, документ об образовании нужно представить в судебном заседании. Исключение составляют дела, рассматриваемые мировыми судьями и районными судами. Как указано по тексту ранее, в данном случае образовательный ценз не применяется.

Требование также не касается патентных поверенных по спорам об охране объектов интеллектуальной собственности и средств индивидуализации, арбитражных управляющих при исполнении возложенных на них обязанностей в деле о банкротстве.

Требование не распространяется на профессиональные союзы, их организации, объединения, представляющие в суде интересы лиц, являющихся членами профессиональных союзов, по спорам, связанным с нарушением или оспариванием прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений.

Кроме того, правило «об образовании» не затрагивает законных представителей.

Руководителю не требуется специально получать юридическое образование или ученую степень, чтобы представлять интересы своей организации в суде. Дела организаций ведут в арбитражном суде их органы, действующие в соответствии с федеральным законом, иным нормативным правовым актом или учредительными документами организаций.

Аналогичное требование к наличию высшего юридического образования у представителей, содержащееся в Кодексе административного судопроизводства и до вступления рассматриваемых поправок в силу, теперь дополнено альтернативным требованием – «либо ученую степень по юридической специальности».

Таким образом, лица, оказывающие юридическую помощь, за исключением руководителей организаций, действующих от имени организаций в пределах полномочий, законных представителей, адвокатов, представляют в судебное заседание, помимо доверенности, подлинник диплома об образовании либо его заверенную копию. При этом нотариальное заверение копии диплома не требуется.

Однако, в данном вопросе есть некое переходное положение, разъясненное Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 N 26 «О некоторых вопросах применения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в связи с введением в действие Федерального закона от 28 ноября 2018 года N 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», которое устанавливает, что образовательный ценз не распространяется и на лиц, которые начали участвовать в деле до 1 октября 2019 года, в том числе путем подачи искового заявления или заявления о выдаче судебного приказа.

Внесенные изменения направлены на усовершенствование качества оказания юридической помощи, повышение уровня профессионализма юристов, улучшение качества правосудия и оптимизацию судебной нагрузки при сохранении основополагающих принципов гражданского процесса.

Данные нововведения можно расценивать как шаг к внедрению в России института профессионального судебного представительства.

Прогнозирование последствий «процессуальной реформы», действующей с октября 2019 года, подразумевает, что в ближайшем будущем будет достигнут высокий уровень оказания квалифицированной юридической помощи, что приведет к гарантированности права на оказание помощи гражданам именно квалифицированными юристами.

Для достижения чего предлагается абсолютно исключить участие в судебных заседаниях в качестве представителей по делу «не совсем компетентных» юристов, так как участие таких представителей в деле зачастую приводит к «затягиванию» судебного процесса в целом и ведет к меньшей доступности правосудия.

По мнению автора настоящей статьи, образовательный ценз для представителей должен распространяться на все суды и на все судебные инстанции, существующие в Российской Федерации, без исключения. К участию в деле в качестве представителей в судах предлагается допускать только юристов, имеющих высшее юридическое образование или ученую степень по юридической специальности.

Юридическое образование должно предоставляться только в высших учебных заведениях и только путем обучения на очной (допускается заочной) форме, так как дистанционная и подобные ей формы обучения представляют, по мнению автора, недостаточно полный объём передаваемых знаний и навыков именно в данной сфере образования. Обучающийся праву студент должен перенимать опыт у преподавателей, ученых, квалифицированных специалистов в этой сфере путем постоянного контакта с обучающим, возможностью задавать интересующие вопросы «здесь и сейчас», дискуссировать с оппонентом, выражать свое мнение, выслушивать опровержения и быть готовым к постоянному диалогу, в то время как на дистанционной форме обучения студенту представляется возможным сделать это, к примеру, раз в полгода в отведенные программой обучения часы, а всё остальное время он находится на самостоятельном обучении. Кроме того, к студентам, получающим образование в высших учебных заведениях и обучающихся по очной форме, применяются совсем иные требования к прохождению промежуточной и итоговой аттестаций, нежели к студентам, которые обучаются дистанционно либо получают диплом юриста в средних профессиональных образовательных учреждениях. К последним, как правило, требования гораздо мягче и на многое можно просто «закрыть глаза».

В связи с чем предлагается исключить к допуску в судах в качестве представителей по делу лиц, не имеющих диплом о высшем юридическом образовании или ученую степень по юридической специальности. Данный шаг приведет к гарантированности права на квалифицированную юридическую помощь, осуществляемую именно профессионалами в области юриспруденции.

Полагается, что представитель, защищающий права и представляющий интересы граждан в суде, должен осуществлять квалифицированную юридическую помощь, при этом, помимо наличия высшего юридического образования, ему следует обладать многочисленными знаниями норм материального и процессуального права, иметь опыт ведения дел в судах, владеть навыками сбора и представления доказательств, проводить качественную подготовку аргументации по делу, качественную доказательную базу и должным образом составлять всю процессуальную документацию. Кроме того, профессиональные юристы должны регулярно обновлять свой уровень знаний, повышать квалификацию, обмениваться опытом, постоянно обучаться и развиваться в сфере юриспруденции.

Квалификационные требования к процессуальному представительству должны быть унифицированы и закреплены во всех процессуальных кодексах Российской Федерации.

Список литературы:

§ 3.3. Право граждан на квалифицированную юридическую помощь

Статья 48 Конституции РФ предоставляет каждому право на получение квалифицированной юридической помощи; в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Регулирование права на квалифицированную юридическую помощь в Конституции РФ свидетельствует об общегосударственном значении указанного права и создает правовую основу для обеспечения единого федерального стандарта оказания юридической помощи.

Конституция РФ 1993 г. (раздел «Права и свободы человека и гражданина») и новый УПК РФ укрепили позиции адвоката (защитника) в уголовном судопроизводстве. Кроме того, с принятием Конституции РФ 1993 г. адвокат стал активным участником новых видов судопроизводства — конституционного и административного, а также участником производства по экономическим спорам в арбитражном суде.

Согласно Конституции РФ отдельные конституционные права и обязанности касаются только граждан России (избирательное право, обязанности военной службы). В статье 48 Конституции РФ используется понятие «каждый», поэтому право на квалифицированную юридическую помощь распространяется на всех без исключения лиц — граждан РФ, лиц без гражданства (апатридов), иностранных граждан. В соответствии с Конституцией РФ (ст. 55) право на квалифицированную юридическую помощь не подлежит ограничению ни при каких условиях, включая и чрезвычайное положение.

Население России испытывает острую потребность в юридических знаниях (частично этим обстоятельством объясняется бум, который ныне переживает юридическое образование). Мошеннические пирамиды, массовый обман и нарушения прав граждан при купле-продаже квартир в середине 1990-х гг. имели общую причину — юридическую неподготовленность населения и отсутствие гарантий получения высококвалифицированной юридической помощи. Однако современная правовая система настолько усложнилась, что даже наличие юридического образования недостаточно для защиты своих прав, и в квалифицированной специализированной юридической помощи нуждаются все граждане, в том числе имеющие дипломы юридических вузов. Очевидно, без обеспечения права на квалифицированную юридическую помощь в условиях непрерывного реформирования законодательства вряд ли возможна эффективная защита всех иных гражданских прав и свобод. Поэтому, возможно, не случайно в конституционном регулировании права на юридическую помощь (ст. 48) и других прав человека обнаруживаются различия. Например, в соответствии со ст. 41 Конституции РФ каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь, но указание на ее качество отсутствует.

Особая необходимость в квалифицированной юридической помощи возникает в уголовном судопроизводстве. Лишение обвиняемого права на защиту является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, что влечет возвращение дела на дополнительное расследование, отмену приговора и принятие иного решения. Как подчеркнул Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995 г., при нарушении конституционного права пользоваться помощью адвоката (защитника) «все показания задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого и результаты следственных действий, проведенных с их участием, должны рассматриваться судом как доказательства, полученные с нарушением закона»*(46).

Приведем пример нарушения права на защиту из российской судебной практики.

Гр-н Гаргуль был осужден по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР. Определением Судебной коллегии по уголовным делам ВС Республики Северная Осетия-Алания действия осужденного были переквалифицированы на менее тяжкое преступление, и на основании акта амнистии Гаргуль был от наказания освобожден. В надзорном порядке приговор и кассационное определение оставлены без изменений. В своем протесте заместитель Генерального прокурора России указал, что в судебном заседании не было обеспечено участие адвоката. Гаргулю был предоставлен адвокат Ц., но в подготовительной части судебного заседания Гаргуль отказался от услуг адвоката, хотя в дальнейшем признал, что отказ имел вынужденный характер. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала нарушение конституционного права Гаргуля на защиту существенным нарушением уголовно-процессуального закона, повлекшим отмену всех судебных постановлений*(47).

Основанием для отмены решения по гражданскому делу также может явиться лишение права истца или ответчика на защиту их интересов*(48).

Рассматривая положения ч. 2 ст. 48 Конституции РФ в системной связи с общепризнанными нормами международного права, в частности и со ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, предусматривающей право каждого при рассмотрении предъявленного ему обвинения сноситься с выбранным им самим защитником и защищать себя через его посредство, автор считает нужным признать, что конституционное право пользоваться помощью адвоката (защитника) включает и право на самостоятельный выбор защитника. Конституционный Суд РФ подтвердил это право в одном из своих решений.

В статье 48 Конституции РФ говорится не просто о правовых услугах, а о квалифицированной юридической помощи. Термин «эффективная юридическая помощь», устоявшийся в международном праве, в том числе в прецедентах Европейского суда по правам человека, был трансформирован в конституционном праве России в термин «квалифицированная*(49) юридическая помощь».

Ценность гарантии, закрепленной в ч. 1 ст. 48 Конституции РФ, состоит не только в том, что каждый может обжаловать в суде правоприменительную практику, нарушающую предоставляемое Конституцией право юридической помощи, но и в том, что законодательство, регламентирующее предоставление такой помощи, может быть оспорено на предмет соответствия Конституции РФ, если помощь окажется неэффективной (неквалифицированной).

Конституция РФ не содержит специальных положений об органах и организациях, оказывающих юридическую помощь. Анализ законодательства и правоприменительной практики позволяет сделать вывод о том, что основными субъектами (институтами) оказания юридической помощи являются адвокатура и нотариат.

В настоящее время критерии (стандарты) квалифицированной юридической помощи недостаточно определены в законе, что создает проблемы на практике. В различных государствах такими критериями являются квалификационный экзамен, наличие определенного юридического образования, стаж работы по специальности, испытательный срок, возрастной ценз.*(50)

Квалифицированная юридическая помощь обеспечивается тем, что к субъектам, ее оказывающим, предъявляются повышенные профессиональные и моральные требования. Так, Положение об адвокатуре РСФСР 1980 г. предписывает адвокатам постоянно повышать свою деловую квалификацию. В члены коллегий адвокатов принимаются граждане РФ, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по специальности юриста не менее 2 лет, после прохождения испытательного срока продолжительностью до 3 месяцев. К сожалению, Президиумы некоторых «параллельных» коллегий адвокатов принимают лиц, судимых за тяжкие преступления, не имеющих высшего юридического образования и даже исключенных из адвокатуры за неблаговидные проступки.

Сами формальные признаки не являются гарантией получения квалифицированной юридической помощи*(51). Так, хотя наличие юридического образования у лица, оказывающего юридическую помощь гражданам, является обязательным*(52), его недостаточно для оказания квалифицированной юридической помощи. Законодателю и правоприменительной практике предоставляется возможность с учетом правовой ситуации, отечественного и зарубежного опыта выработать единую позицию в вопросе о критериях, используемых для оценки способности оказывать квалифицированную юридическую помощь по отдельным категориям дел и для защиты определенных категорий лиц. Для этого необходимо в первую очередь произвести мониторинг действующего законодательства РФ и зарубежных стран об оказании юридической помощи.

Согласно ст. 16 УПК РФ, на стадии предварительного следствия защиту подозреваемого и обвиняемого может осуществлять любой защитник (не только адвокат). Следует отметить, что ранее в решениях о конкретных уголовных делах Верховный Суд РФ*(53) отмечал недопустимость участия членов правовых кооперативов и юридических фирм в качестве защитников на предварительном следствии*(54).

На стадии производства в суде, согласно ст. 49 УПК РФ, предусматривается возможность участия адвоката в качестве защитника. При производстве у мирового судьи возможен допуск в качестве защитников не только адвокатов, но и одного из близких родственников обвиняемого или иного лица, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Представляется, что последнее положение не вполне соответствует требованиям ч. 2 ст. 48 Конституции РФ.

Согласно ст. 53 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», участвовать в заседаниях Конституционного Суда в качестве представителя стороны может только адвокат или лицо, имеющее ученую степень по юридической специальности.

В соответствии с Кодексом об административных правонарушения РФ 2001 г. (ст. 25.5) оказывать юридическую помощь лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, может защитник, а для оказания юридической помощи потерпевшему — представитель. В качестве защитника или представителя к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо.

Согласно Закону РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 г., гражданин при оказании ему психиатрической помощи вправе пригласить по своему выбору представителя для защиты своих прав и законных интересов. Защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего в возрасте до 15 лет и лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, при оказании им психиатрической помощи осуществляют их законные представители (родители, усыновители, опекуны), а в случае их отсутствия — администрация психиатрического стационара либо психоневрологического учреждения для социального обеспечения или специального обучения. Защиту прав и законных интересов гражданина при оказании ему психиатрической помощи может осуществлять адвокат. Администрация учреждения, оказывающего психиатрическую помощь, обеспечивает возможность приглашения адвоката, за исключением неотложных случаев, предусмотренных пунктом «а» ч. 4 ст. 23 и п. «а» ст. 29 Закона.

В настоящее время обращение за помощью адвоката, самостоятельное ведение дел в суде и другие формы защиты прав недоступны большинству психически больных граждан, поэтому служба защиты прав пациентов, находящихся в психиатрических стационарах, может стать эффективным механизмом, стоящим на страже интересов психических больных. Многочисленны нарушения прав заключенных, страдающих психическими заболеваниями. По мнению Уполномоченного по правам человека РФ, врачей-психиатров и большинства правозащитных отечественных и зарубежных организаций, основной правовой акт, регламентирующий оказание психиатрической помощи, неизвестен не только большинству населения страны, но и медицинским организациям непсихиатрического профиля.

В юридической литературе и правоприменительной практике вопрос о соотношении понятий «защита» и «оказание юридической помощи» является предметом дискуссий. Высказывается точка зрения о том, что защита осуществляется только в случае уголовного преследования подозреваемого или обвиняемого (а также обвиняемого и подозреваемого в широком — конституционно-правовом смысле, т.е. лиц, в отношении которых ведется уголовное преследование, изобличительная деятельность). Во взаимоотношениях с другими участниками процесса адвокат лишь оказывает им юридическую помощь, чтобы не допустить ущемления их прав и законных интересов. Поэтому назрела необходимость рассматривать адвоката, оказывающего лишь юридическую помощь некоторым участникам процесса, в рамках иного, не получившего пока надлежащей разработки института уголовного процесса, но не института защиты*(55). В связи с этим представляется практически значимой дополнительная доктринальная разработка понятий «защита» и «оказание юридической помощи».

Решающую роль в разъяснении гражданам их права пользоваться услугами защитника играют сотрудники правоохранительных органов, доводящие до участников процесса право пользоваться услугами защитника лишь в случае, если очевидна их причастность к преступлению. В некоторых регионах право на юридическую помощь адвоката разъясняют всем свидетелям, вызванным впервые для допроса, и отражают факт разъяснения в протоколе. Последующие следственные действия разъяснением не сопровождаются. В других случаях в протокол следственного действия вписывается фраза о возможности участия адвоката, если действие чревато ограничением прав участвующих в нем лиц.

Разъяснение права на квалифицированную юридическую помощь не подкреплено обязанностью следователя и заведующего юридической консультацией обеспечить помощь в случае материальных затруднений свидетеля (потерпевшего, гражданского ответчика и др.).

Юридическая помощь должна быть доступна всему населению. Однако не каждый гражданин в состоянии оплатить услуги адвоката. Ст. 48 Конституции РФ, предусматривая возможность оказания бесплатной юридической помощи, тем самым обеспечивает льготы при оказании юридической помощи, устанавливая одинаковую юридическую защиту для всех нуждающихся независимо от их экономического положения. Явилось бы нарушением принципа равенства, права на доступ к правосудию и гарантии справедливого ведения процесса, если бы одна из сторон была вынуждена отказаться от реализации своих прав по причине нехватки средств для его ведения или не в состоянии так же действенно выразить свои претензии, как и сторона, экономически более обеспеченная*(56).

Бесплатная юридическая помощь является постоянной и общефедеральной льготой и распространяется на определенные категории физических лиц. Наиболее устоявшимся является понятие льгот как разновидности специальных прав граждан, предоставляемых некоторым группам населения (М.Е. Панкин, Н.В. Витрук), более высокий уровень прав для отдельных групп по сравнению с общим уровнем (Р.З. Лифшиц). Другие авторы считают, что льготы представляют собой поощрительное освобождение участника общественной жизни от некоторых установленных нормами права обязанностей (В.М. Баранов). Льготы являются правомерным исключением из общих правил и сопровождаются более полным удовлетворением собственных интересов субъекта, облегчением условий его жизнедеятельности, что обязательно должно осуществляться в рамках общественных интересов*(57).

Право на юридическую помощь должно рассматриваться как важнейшая гарантия юридической безопасности. Конституция РФ содержит упоминания о безопасности экологической (ст. 72), безопасности людей (ст. 98), государственной (ст. 114). Юридическая безопасность как одна из основных социальных и юридических категорий конституционного статуса еще не получила надлежащей научной оценки. Юридическая безопасность — это состояние юридической защищенности жизненно важных интересов личности (общества и государства) от внешних и внутренних угроз. Это понятие включает, наряду с правовым обеспечением безопасности, надлежащую деятельность правоохранительных, судебных и правоприменительных органов, адвокатуры и нотариата, иных органов и организаций, предоставляющих юридическую помощь.

Жизненно важные интересы личности включают компоненты, образующие обязательные условия полноценного существования и самовыражения личности: витальный, интеллектуальный, духовный, физиологический, психический, генетический, репродуктивный, экономические (материальные), информационные, медицинские, продовольственные. Обеспечение жизненно важных интересов требует выявления, изучения и устранения угроз юридической безопасности, значительных материальных затрат, проведения необходимых мероприятий на территории всей страны.

К числу угроз юридической безопасности относятся, в частности, пробелы правового регулирования права на юридическую помощь, судебная волокита, недоступность юридической помощи, дороговизна обращения за юридическими услугами, их коммерциализация и низкая эффективность (оплата адвоката, а порой и экспертизы по уголовным делам, высокие нотариальные тарифы и т.п.).

Конституция РФ 1993 г. значительно повысила роль и ответственность государства в обеспечении соблюдения и защиты прав и свобод. Российская Федерация приняла на себя обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, ограждать их от любого незаконного вмешательства или ограничения. Обязательность государственного участия в обеспечении юридической безопасности граждан, в том числе права на квалифицированную юридическую помощь, обусловлена тем, что речь идет о жизненно важных интересах личности как высшей социальной ценности, а это главенство может быть определено, установлено и защищено только государством, обладающим для этого соответствующими средствами, в том числе правовыми. Передача функции охраны прав и интересов человека негосударственным структурам, в частности абсолютный отказ от государственного контроля в сфере оказания юридической помощи, наносит урон не только общественным (публичным) интересам, но и национальной безопасности России*(58).

Контрольные вопросы

1. Что такое адвокатура?

2. Каково значение адвокатуры в современном обществе и государстве?

3. Что такое адвокатская деятельность?

4. Кто по закону может оказывать квалифицированную юридическую помощь?

5. Какая юридическая помощь не относится к закрепленным в законе видам адвокатской деятельности?

6. Является ли адвокатская деятельность предпринимательством, а адвокат — предпринимателем?

7. Каковы принципы деятельности современной адвокатуры?

8. Какова структура современной адвокатуры?

9. Что такое адвокатский кабинет?

10. Что такое коллегия адвокатов?

11. Каковы особенности работы адвокатского бюро?

12. В каких случаях и кем создаются юридические консультации?

13. Что представляют собой традиционные и «параллельные» коллегии адвокатов?

14. Что представляет собой право граждан на квалифицированную юридическую помощь?

15. Какова роль и предназначение адвоката в аспекте реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь?

Право на получение квалифицированной юридической помощи при осуществлении правосудия

Правовое регулирование.

Ø ст. 48 Конституции РФ,

Ø ФЗ от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»,

Ø закон РФ от 2 июля 1992 г. № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»,

Ø ФКЗ от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»,

Ø процессуальные кодексы и др.

Право на получение квалифицированной юридической помощи – это гарантированная Конституцией РФ и обеспечиваемая государством возможность каждого получать необходимую помощь от лиц, обладающих специальными познаниями и навыками в области права, для эффективной защиты своих прав, свобод и законных интересов.

Гарантии обеспечения права на получение квалифицированной юридической помощи при осуществлении правосудия.

1. Для обеспечения конституционного права граждан и их объединений на получение квалифицированной юридической помощи государство создает институт адвокатуры, на которую возлагается осуществление указанной публичной функции.

Адвокатура – профессиональное сообщество адвокатов, призванных на профессиональной основе оказывать квалифицированную юридическую помощь физическим и юридическим лицам (доверителям) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию (ч. 1 ст. 1 закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).

К адвокатам законодатель предъявляет квалификационные требования, связанные с качеством оказываемой юридической помощи:

Так, законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» предусмотрено, что для приобретения статуса адвоката необходимы:

— определенный уровень юридического образования,

— стаж работы по юридической специальности или стажировка в адвокатском образовании,

— положительное решение квалификационной комиссии, принимаемое после сдачи квалификационного экзамена,

— отсутствие непогашенной или неснятой судимости за совершение умышленного преступления (ст. 9).

Кроме того, законом предусмотрены специальные требования к организации адвокатской деятельности и адвокатуры, а также комплекс правовых гарантий, обеспечивающих независимость адвоката при осуществлении им своих обязанностей, полноту и качество предоставляемых юридических услуг, страхование риска его ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения (ст. 3, 6 — 8, 13, 16 — 19).

2. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ).

Публичная обязанность оказывать в установленных законом случаях бесплатную юридическую помощь возложена на адвокатуру (ст. 26 закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).

Возможность получения юридической помощи бесплатно предусмотрена:

1) для социально незащищенных или недостаточно защищенных граждан (ст. 7 Конституции РФ, ст. 26 закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и ч. 6 ст. 132 УПК РФ);

2) при производстве по уголовным и гражданским делам в некоторых случаях оказание юридической помощи обязательно в силу закона (ст. 50 ГПК РФ, ст. 51 УПК РФ). Такая обязательная помощь также может быть при определенных условиях бесплатной.

По гражданским делам суд назначает адвоката в качестве представителя в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других предусмотренных федеральным законом случаях (ст. 50 ГПК РФ).

В уголовном судопроизводстве участие защитника обязательно по всем делам, если только сам подозреваемый или обвиняемый не отказался от защитника. Особое значение участие защитника приобретает тогда, когда в силу особенностей личности подозреваемого или обвиняемого, либо в связи с особенностями производства по делу есть основания полагать, что собственными силами, без участия защитника подозреваемый или обвиняемый не сможет эффективно отстаивать свои права. Если в указанных случаях защитник не приглашен самим подозреваемым, обвиняемым, то участие защитника обеспечивается государством. Расходы на оплату труда защитника, участвовавшего в деле по назначению, возмещаются за счет средств федерального бюджета, если подозреваемый или обвиняемый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен (ст. 49, 50, 51, 132 УПК РФ).

3. При рассмотрении дел судами право на получение квалифицированной юридической помощи реализуется через институт судебного представительства.

Судебное представительство предполагает право лица вести свои дела в суде через самостоятельно выбранного представителя. При этом:

Ø стороны наделены правом иметь представителей во всех видах судопроизводства;

Ø право на получение квалифицированной юридической помощи при осуществлении судопроизводства обеспечивается не только сторонам, но и иным участникам;

Ø число представителей законом не ограничивается (исключение составляет конституционное судопроизводство, где в соответствии со ст. 53 закона «О Конституционном Суде РФ» каждая из сторон может иметь не более 3 представителей);

Ø как правило, стороны свободны выбирать представителей по своему усмотрению.

4. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (ч. 2 ст. 48 Конституции РФ).

Конституция РФ (ч. 2 ст. 48) устанавливает лишь минимальные стандарты гарантий права обвиняемого и подозреваемого на получение квалифицированной юридической помощи. В отраслевом законодательстве указанное право находит последующее развитие.

Так, право на квалифицированную юридическую помощь адвоката гарантируется каждому лицу, в отношении которого осуществляется уголовное преследование (т.е. в отношении которого органы предварительного расследования осуществляют деятельность, направленную на изобличение этого лица в совершении преступления). Тем самым обеспечиваются условия, позволяющие этому лицу получить должное представление о своих правах и обязанностях, о выдвигаемом против него обвинении и, следовательно, эффективно защищаться.

Правительство попросили разрешить врачам ставить диагнозы через интернет

Почему сервисам телемедицины до сих пор не разрешали ставить диагнозы дистанционно и насколько необходимо снять этот запрет сейчас, разбирался РБК.

Как в России легализовали телемедицину

С 2018 года в России вступили в силу поправки в законы, регулирующие применение информационных технологий в сфере охраны здоровья. Они ввели понятие «телемедицинские технологии» и зафиксировали, что врач может провести консультацию для сбора и анализа жалоб пациента по телефону или через интернет. Назначать лечение и ставить диагноз он может только на очном приеме, но может дистанционно корректировать курс лечения после удаленной беседы с пациентом и выписать электронный рецепт на лекарства.

Первая редакция законопроекта о телемедицине, представленная в 2017 году, предусматривала для врачей полномочия по дистанционному назначению лечения и постановке диагноза, но ко второму чтению этот пункт убрали из документа. Как пояснил гендиректор компании «Доктор рядом» Денис Швецов, во время обсуждения законопроекта его авторы опасались, что даже практикующим врачам нужно время, чтобы перестроиться на новый формат работы и минимизировать риски навредить здоровью пациентов. «При этом на рынке были очень активны игроки, которые не могли оказать качественные медицинские консультации», — отметил он.

В середине февраля 2020 года секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак заявил, что совет по развитию цифровой экономики при Совете Федерации разработал поправки, согласно которым врачи смогли бы ставить диагнозы и назначать лечение удаленно. По его словам, поправки уже прошли обсуждение в профильных министерствах и были в целом одобрены. Изменения должны значительно снизить нагрузку на медучреждения, особенно в период пика инфекционных заболеваний, а также упростить оказание неотложной помощи в случае массовых катастроф и стихийных бедствий, поскольку не будет необходимости устанавливать личность пациента, ожидал Турчак. Документ пока не принят.

17 марта Михаил Мишустин рассказал о соглашении со Сбербанком, согласно которому граждане, в первую очередь пожилые люди, смогут через специальное приложение получить бесплатную консультацию врача о коронавирусе.

Востребованы ли дистанционные диагнозы

По сравнению с 2018 годом ситуация на рынке сильно изменилась, считает Швецов. «Сегодня проводить онлайн-прием могут только практикующие врачи на базе лицензированных клиник, а государство строго следит за безопасностью персональных данных пациентов», — указал он. По его словам, количество обращений за телемедицинскими услугами постоянно растет как из-за сезонных заболеваний и распространения вирусных инфекций, так и из-за инициатив по включению онлайн-консультаций в страховые и банковские продукты. «В последние несколько дней мы наблюдаем рост количества ежедневных консультаций в два раза. Мы ожидаем еще большего роста в связи с увеличением количества людей, находящихся в условиях карантина и вынужденной самоизоляции», — отметил глава «Доктор рядом».

Представитель МТС Алексей Меркутов (вместе с «Медси» разрабатывает приложение SmartMed) отметил, что с прошлой недели спрос на срочные консультации дежурных терапевтов увеличился вдвое. «Кроме того, заметен почти двукратный рост обращений к ЛОР-врачам и педиатрам. К врачам все чаще обращаются с вопросами, как защитить себя и близких от коронавируса и какие симптомы считать тревожными», — рассказал он.

По мнению Меркутова, расширение полномочий врачей в рамках телемедицины — сейчас единственный полностью безопасный как для пациентов, так и для врачей способ получить и оказать медицинскую помощь. «Помимо очевидного положительного эффекта таких мер по окончании пандемии отрасль и правительство смогут оценить полученную статистику, которая в дальнейшем позволит принимать решения о целесообразности расширения возможностей телемедицины на постоянной основе», — заключил он.

«Открывшееся окно возможностей необходимо использовать, чтобы пересмотреть консервативные взгляды на телемедицину и расширить полномочия врачей не только на время распространения вируса, — считает директор института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович. — Врач и пациент не враги друг другу. Если врач понимает, что он не может проконсультировать дистанционно и ему нужно осмотреть и пощупать пациента, то он его пригласит к себе». Попович подчеркнула, что сейчас самое главное — оказание людям дистанционной психологической помощи.

По оценкам МТС, объем рынка телемедицины в России в 2019 году составил 20 млрд руб., что на 8% выше, чем за год до этого. Представитель «МегаФона» сравнил рынок телемедицины с рынком онлайн-образования, который растет на 40–50% ежегодно. Он отметил, что компания готова предложить свои технические решения при изменении отраслевого законодательства. «МегаФон» временно закрыл свой проект в сфере телемедицины в феврале 2019 года.

Представитель «ВымпелКома» (бренд «Билайн», развивает сервис «Мой доктор») Анна Айбашева рассказала, что по итогам опроса 2019 года только 2% их абонентов пользовались телемедициной, 27% хотели бы попробовать этот сервис, а 46% услышали о ней впервые. В перспективе «возможность без визита к врачу получить консультации, второе мнение или расшифровку анализов может снизить количество визитов пациентов в поликлиники», но эффект будет зависеть от проникновения услуги и функционала сервисов, считает Айбашева.

Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.