Неоконченное преступление и его виды

Неоконченное преступление: понятие, признаки, виды, значение.

Уголовное законодательство не содержит четкого определения неоконченного преступления, но исходя из понятия оконченного преступления и его признаков, можно сделать вывод, что неоконченным преступление признается в случае, если задуманные лицом действия (бездействие) не доведены до конца либо не достигнут преступный результат по не зависящим от этого лица обстоятельствам. При этом необходимо отметить, что для неоконченного преступления вполне достаточно наличие одного лишь из этих двух признаков.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 29 УК РФ неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление. Рассмотрим подробно эти виды неоконченного преступления.

Приготовлением к преступлению, согласно ч. 1 ст. 30 УК РФ, признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступ­ления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Под приисканием понимается любой способ, законный или не законный, добычи средств или орудий для совершения преступления: поиск, покупка, обмен, получение на время, похищение и т.п. К приисканию относится также находка и присвоение какого-либо предмета в подобных целях. Приисканием, наконец, являются и подготовка к такому использованию бытовых предметов, находящихся в собственности субъекта.

Под средствами понимаются предметы материального мира, применяемые для совершения задуманного преступления, а также приспособления, облегчающие его реализацию (например, снотворное, чтобы усыпить жертву, лестница, чтобы совершить кражу, транспортные средства, чтобы вывести похищенное, поддельные бланки, чтобы совершить мошенничество).

Под орудиями понимаются любые предметы, которыми исполняется задуманное преступление и с помощью которых непосредственно причиняются общественно опасные последствия (например, холодное и огнестрельное оружие, взрывчатые вещества и взрывные устройства, отмычки, «фомки» и другие орудия взлома для совершения кражи, горючие вещества при поджоге, различные предметы хозяйственного и бытового назначения – топор, кухонный нож и т.п.).

Под изготовлением понимается технологический процесс создания средств и орудий преступления (например, ломика, «фомки» – для взлома с целью хищения, клише – для печатания фальшивых денег, финского ножа – для совершения разбойного нападения, подложных документов – для совершения мошенничества). В отличие от приспособления в данном случае указанные средства и орудия создаются заново. Разумеется, замысел виновного на их использование в конкретных преступных целях должен возникнуть заранее – только в этом случае изготовление средств и орудий можно рассматривать в качестве стадии приготовления к преступлению.


К приспособлению относятся разнообразные действия, связанные с обработкой средств и орудий, в результате которой они становятся пригодными для реализации задуманного преступления (ремонт, изменение размеров, формы предметов и т.п.). Например, затачивание металлических пластин, отвертки под шило, превращение кухонного ножа в «финку», охотничьего ружья – в обрез для совершения убийства или других насильственных преступлений. И в этих случаях замысел должен возникнуть заранее.

Приискание, изготовление и приспособление средств и орудий для исполнения преступления могут наличествовать одновременно.

Под приисканием соучастников понимается вербовка исполнителей и пособников для последующего совершения общественно опасного деяния.

Под сговором понимается организация группы, в которой участвуют не менее двух лиц, заранее договорившихся о совместном совершении конкретного преступления.

Под иным умышленным созданием условий понимаются все остальные действия, которые не охватываются понятиями приискания, изготовления и приспособления средств и орудий совершения преступления, подыскания соучастников и сговора, но которые тоже делают преступление реально возможным. Таковыми действиями могут быть, например, изучение и обследование объекта замышляемого преступления, составление плана местности, устранение различного рода препятствий, создание обстановки для сокрытия следов преступления, изменение внешности и др. Их исчерпывающий перечень дать невозможно.


Таким образом, основным содержанием всех приготовительных действий является создание условий для последующего непосредственного совершения преступления. Являясь внешним проявлением замысла лица на совершение преступления, приготовление находится в тесной связи с действиями (бездействием), направленными на непосредственное совершение преступления, которые образуют объективную сторону преступления, предусмотренную статьями Особенной части УК. Само же выполнение лицом действий, непосредственно направленных на совершение преступления, образуют следующие стадии − покушение на преступление или оконченное преступление.

В соответствии с ч. 3 ст. 30 УК РФ покушением на преступлениепризнаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Следовательно, если при приготовлении лицо лишь создает условия для совершения преступления, то при покушении оно уже приступает к непосредственному посягательству на правоохраняемые объекты. Однако несмотря на это, в силу различных причин, возникших по обстоятельствам, не зависящим от виновного, преступление не доводится до конца. Отсутствие последствий, предусмотренных статьями Особенной части УК, к достижению которых стремился виновный, и отличает покушение от оконченного преступления.

Объективные признаки покушения:

– действия (бездействие), непосредственно направленные на совершение преступления;

– преступление не доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам.

Действия (бездействие) при покушении направлены непосредственно на совершение преступления. Это означает, что охраняемый уголовным законом объект уже начинает претерпевать изменения, а действия (бездействие) являются частью объективной стороны оконченного преступления.

Субъективные признаки: умышленный характер действия (бездействия), непосредственно направленного на совершение преступления, когда лицо осознает общественную опасность своих действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, и желает их совершить (при покушении на преступления с формальным составом) либо осознает общественную опасность своих действий, непосредственно направленных на совершение преступления, предвидит неизбежность или возможность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления.

Теории разграничения приготовления и покушения:

– исходящие из субъективного критерия (злого намерения, представления субъекта о виде совершаемого им неоконченного преступления);

– объективные, которые исходят из законодательного определения объективной стороны состава;

– смешанные, в которых соединяются субъективный и объективный подходы.

Покушение на преступление в зависимости от того были ли выполнены все задуманные действия до конца или нет, принято делить на два основных вида: оконченное и неоконченное.

Неоконченным считается такое покушение, при котором виновный по не зависящим от него обстоятельствам не выполнил всех необходимых, с его точки зрения, действий (бездействия) и тем самым не достиг преступного результата. При этом виновный сознает, что не совершил еще всего, что нужно для окончания преступления.

Оконченным следует считать такое покушение, при котором виновный выполнил все, что считал необходимым, однако преступный результат достигнут не был по не зависящим от него обстоятельствам.

Оконченное покушение более опасно, чем приготовление к преступлению. По своим признакам оно ближе к оконченному преступлению, однако отличается от него отсутствием наступления общественно опасных последствий.

Оконченное покушения в свою очередь делится на два вида:

— покушение на негодный объект

— покушение с негодными средствами.

Покушение на негодный объект имеет место тогда, когда виновный совершает ошибку относительно объекта посягательства, в результате чего не создает реальной опасности причинения вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям. Например, виновный совершает кражу кошелька, в котором нет денег.

При покушении с негодными средствами виновный для достижения преступных целей применяет такие предметы, которые по своим объективным качествам не могут привести общественно опасное посягательство к желаемому результату. Само же лицо считает их вполне пригодными для осуществления преступного намерения. При этом под средствами, в данном случае, понимаются не только собственно орудия и иные средства преступления, но и его методы и способы. Например, попытка выстрелить из незаряженного оружия.

Поскольку приготовление к преступлению и покушение на него так же, как и оконченное преступление, обладают всеми признаками преступного посягательства (деяния), т. е. имеют все признаки состава преступления (объект, объективную сторону, субъект, субъективную сторону), то они влекут наступление уголовной ответственности.

Юридическое обоснование уголовной ответственности за приготовление к преступлению и покушение на него содержится в статьях Общей части УК (ст.ст. 29, 30, 66 УК РФ) и в соответствующих статьях Особенной части УК (в зависимости от направленности преступного посягательства).

Таким образом, основанием уголовной ответственности за неоконченное преступление является виновное совершение лицом общественно опасного деяния, содержащего в себе признаки состава преступления − приготовления либо покушения.

Не составляют исключения и случаи так называемого неудавшегося (негодного) покушения, которые представляет повышенную общественную опасность, и также влекут за собой уголовную ответственность.

Применение очевидно непригодных средств (например, попытка использовать для посягательства сверхъестественные силы, заклинания, наговоры) по существу является не покушением, а обнаружением умысла и не влечет уголовной ответственности.

В основе действующего законодательства лежит принцип наказуемости, наряду с оконченным преступлением, и покушения на его совершение. Что же касается приготовления к преступлению, то уголовная ответственность за него наступает только за приготовление к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления.

Таким образом, лица, виновные в совершении неоконченных преступлений, вне зависимости оттого, что задуманные ими действия не были доведены до конца, подлежат уголовной ответственности при наличии установленных уголовным законом условий. При этом ответственность наступает за соответствующее неоконченное преступление со ссылкой на ст. 30 УК РФ. Кроме этого, необходимо учитывать при назначении наказания за неоконченное преступление и требования, впервые введенной в УК статьи 66.

От оконченного преступления покушение отличается отсутствием общественно опасного последствия. Это последствие, с одной стороны, должно входить в содержание умысла и цели покушавшегося, с другой – соответствовать законодательному описанию последствий, не наступивших исключительно по не зависящим от лица обстоятельствам. Как и при приготовлении, в случае, когда покушавшийся успевает выполнить состав другого преступления, он несет ответственность и за него.

За покушение на преступление срок или размер наказания не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ за оконченное преступление, а также не назначаются смертная казнь и пожизненное лишение свободы за неоконченное преступление.

Неоконченное преступление и его виды

Неоконченное преступление — это деяние, которое было прервано до стадии наступления общественно опасных последствий. Преступление может быть не доведено до конца по воле лица, начавшего совершение преступления. В этом случае следует говорить о добровольном отказе. Вместе с тем, преступление может быть прервано по не зависящим от лица обстоятельствам. Тогда имеют место приготовление к преступлению или покушение на совершение преступления.

Попутно отметим, что в ст. 29 УК РФ говорится лишь о двух видах неоконченного преступления: приготовлении и покушении.

Согласно УК РФ приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч. 1 ст. 30). Приготовлением будет, например, изготовление холодного оружия для убийства, подделка документов для совершения мошенничества, соглашение нескольких лиц о разбойном нападении на конкретный объект и т. п.

Приготовление к преступлению совершается исключительно с прямым умыслом. Чем сложнее преступление, тем тщательнее оно готовится. Вместе с тем, в ситуационных преступлениях первая стадия их совершения может протекать одномоментно. Например, при убийстве в состоянии аффекта лицо, будучи в состоянии сильного душевного волнения, хватает первый попавшийся под руку тяжелый предмет, которым наносит телесное повреждение, опасное для жизни.

Уголовная ответственность наступает лишь за приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению. Важно отметить, что приготовление к неосторожному преступлению невозможно в принципе, поэтому применительно к тяжким преступлениям следует говорить только об умышленных деяниях.

В случаях, когда лицо до момента прерывания его действий (бездействия) на стадии подготовки совершения преступного деяния успевает выполнить состав другого преступления, он несет ответственность за два преступления: оконченное, которое было фактически осуществлено, и неоконченное — приготовление к соответствующему преступлению. Например, в случае подделки документов для последующего мошенничества при условии пресечения преступных действий на приготовительной стадии, лицо несет ответственность за оконченное преступление по ст. 327 УК РФ “Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков” и за приготовление к мошенничеству по ст. ст. 30, 159 УК РФ. Во втором случае ссылка на ст. 30 УК требуется для того, чтобы отразить в квалификации незавершенность деяния и его прерванность по не зависящим от лица обстоятельствам, поскольку все составы Особенной части сформулированы как оконченные.

Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Как и приготовление, покушение возможно только с прямым умыслом, поскольку лицо совершает действия, непосредственно направленные на конкретный результат. Направленность действий означает стремление субъекта к определенной цели, что характерно только для прямого умысла. Обстоятельства, по которым преступление прерывается, могут быть самыми разными: появление свидетелей, что существенно затрудняет продолжение преступного деяния; задержание виновного в момент начала исполнения состава преступления; препятствия, связанные с состоянием организма виновного, природными силами и т. п. Самое главное — это то, что такие обстоятельства не зависят от воли лица, начавшего исполнение состава преступления.

В теории уголовного права покушение делится на виды: оконченное и неоконченное; на негодный предмет и с негодными средствами.

Оконченным признается такое покушение, при котором лицо выполнило все, что считало необходимым выполнить для того, чтобы преступный результат наступил, но он не наступает по не зависящим от лица обстоятельствам. Например, виновный произвел прицельный выстрел в потерпевшего, но не попал в него.

Неоконченным признается покушение, при котором субъект не успевает выполнить все, что, по его представлению, является необходимым для наступления результата. Например, в момент нажатия виновным на курок другое лицо ударяет по стволу оружия и оно стреляет в землю.

Деление покушения на оконченное и неоконченное не имеет значения для квалификации и носит, скорее, теоретический характер. И в том, и в другом случае последствия не наступают по не зависящим от лица обстоятельствам.

Покушением на негодный предмет является такое деяние, при котором предмет преступления либо отсутствует, либо утрачивает прежние свойства, с которыми связано наступление уголовной ответственности. Таким покушением может быть признана попытка совершения убийства человека, умершего за полчаса до этого от инфаркта миокарда, карманная кража пустого кошелька при желании виновного похитить денежные ценности у владельца кошелька и т. п.

Покушение с негодными средствами имеет место в том случае, когда лицо использует такие средства совершения преступления, которые не способны абсолютно или в данном случае причинить какой-либо вред. При анализе видов фактической ошибки уже приводился такой пример покушения с негодными средствами, как попытка отравления с использованием неядовитого вещества.

В отличие от приготовления, покушение на любое преступление, независимо от его категории, наказывается в уголовном порядке. Это связано с тем, что при покушении лицо непосредственно приступает к реализации задуманного преступления.

Добровольным отказом от преступления признаетсяпрекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца. Таким образом, добровольный отказ возможен лишь на первых двух стадиях совершения преступления — стадии подготовки к совершению преступления и стадии исполнения объективной стороны деяния — до стадии наступления общественно опасных последствий. После того, как последствия наступили возможно только деятельное раскаяние.

Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца. Добровольность отказа означает отсутствие причин, препятствующих доведению преступления до конца. Если лицо, начавшее изнасилование, понимает, что не может его осуществить по физиологическим причинам, и прекращает свои действия, это не добровольный отказ от совершения преступления, поскольку дальнейшее совершение преступных действий объективно невозможно по обстоятельствам, не зависящим от воли лица. Отказ должен быть окончательным, т. е. не связываться с желанием продолжить осуществление преступного намерения в более удобное или подходящее время. Например, понимая, что могут быть замеченными в утренние часы, виновные решают совершить хищение со склада в ночное время, когда легче скрыться с места совершения преступления.

Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности только в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления.

Добровольный отказ не следует смешивать с деятельным раскаянием. Во-первых, определяется временными границами: добровольный отказ возможен только до наступления общественно опасных последствий, деятельное раскаяние — после их наступления, в связи с этим при добровольном отказе нет состава преступления, при деятельном раскаянии он налицо. Во-вторых, различие касается правовых последствий того и другого: добровольный отказ полностью исключает ответственность за данное преступление, деятельное раскаяние, как правило, рассматривается в качестве обстоятельства, смягчающего уголовную ответственность (хотя в УК РФ 1996 г. количество случаев, когда деятельное раскаяние влечет полное освобождение от уголовной ответственности, значительно увеличилось). В-третьих, деятельное раскаяние, в отличие от добровольного отказа, не может быть связано с пассивным поведением лица. Если для добровольного отказа достаточно прекращения начатых действий при осознании возможности доведения их до конца, то деятельное раскаяние представляет собой активное поведение по оказанию помощи пострадавшим людям, возмещению причиненного ущерба, явке с повинной, способствованию раскрытию преступления, изобличению соучастников и т. д.

В УК РФ установлены особенности добровольного отказа соучастников преступления. Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления.

Если действия организатора или подстрекателя не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания.

Разграничение оконченных и неоконченных преступлений

В соответствия с законом (ч.3 ст. 29 УК) нео­конченное преступление квалифицируется по статье УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на ст. 30 УК РФ. Однако ссылка на ст. 30 УК РФне дает представле­ния о том, какой вид неоконченного преступления совершен: приготовление или покушение. Поэтому судебная практика идет дальше законодательного предпи­сания: приготовление квалифицируется по ч.1 ст. 30, а покушение – по ч.3 ст.30 УК РФ.

Неоконченное преступление имеет три признака:

1) совершение умышленного преступления;

2) недоведение преступления до конца;

3) наличие не зависящих от лица обстоятельств, в силу которых преступление не доводится до конца.

Первый признак неоконченного преступления является сущностным, второй и третий — играют роль отличительных признаков.

Такой признак как «совершение умышленного преступления» не отличает неоконченное преступление от оконченного, но его отсутствие исклю­чает квалификацию преступления в качестве приготов­ления или покушения, т.к. по смыслу закона, неоконченное преступление не может быть неосторожным.

Для разграничения неоконченного преступления от оконченного служат два признака:

— недоведение преступления до конца;

— наличие обстоятельств, не зависящих от лица, в силу которых преступление не доводится до конца.

Недоведение преступления до конца может иметь три формы:

1)невыполнение готовящегося преступления – при совершенииприготовления. Напри­мер, в случае совершения деяния, которое может быть квалифицировано по ч.1 ст.30 и ст.105 УК как приготовление к убийству.

2) частичное выполнение преступного деяния — при совершении преступления с формальным составом. Например, при совершении покушения на изнасилование, которое может быть квалифицировано по ч.3 ст.30, ч.1 ст.131 УК РФ.

3) недостижение преступного результата — при совершении преступления с материальным составом (ч.3 ст.30, ч.1 ст. 158 УК) — покушение на неквалифицированную кражу.

Нередко указанные формы недоведения до конца умышленных деяний являются настолько редуцированны­ми (недовыполненными), что не представляют реальной общественной опасности. В таких случаях содеянное подпадает под признаки малозначительного деяния (ч.2 ст.14 УК), особенно это касается несущественных приготовительных действий.

Вместе с темнедоведения преступления до конца не дает полного основания квалифицировать содеянное со ссылкой на ст.30 УК РФ как приготов­ление или покушение, поскольку преступление может быть не доведено до конца в силу добровольного от­каза (ст.31 УК).

Содеянное может быть квалифицировано как приготовление или покушение только при наличии не зависящих от лица обстоятельств. По смыслуза­кона, такими обстоятельствами являются внешние фак­торы, в силу которых преступление не доводится до конца.

Отличительные признаки неоконченного преступле­ния взаимосвязаны между собой. Это означает, что внешние факторы (обстоятельства), о которых идет речь в законе (ст.30 УК), не только не зависят от виновного лица, но и не дают возможность продол­жить преступное деяние.

Юридические исследования
Правильная ссылка на статью: Маликов С.В. — Юридический и фактический моменты окончания преступления // Юридические исследования. – 2019. – № 8. – С. 1 — 7. DOI: 10.25136/2409-7136.2019.8.30573 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=30573
Юридический и фактический моменты окончания преступления

Маликов Сергей Владимирович
кандидат юридических наук
Старший преподаватель кафедры уголовного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, 9
Malikov Sergey Vladimirovich
PhD in Law
Senior Lecturer of Department of Criminal Law of the Kutafin Moscow State Law University (MSAL)
125993, Russia, g. Moscow, ul. Sadovaya-Kudrinskaya, 9

s.v.malikov@yandex.ru
Другие публикации этого автора

10.25136/2409-7136.2019.8.30573

Дата направления статьи в редакцию:

22-08-2019

Дата публикации:

27-08-2019

Аннотация.

Предметом исследования являются спорные вопросы конструирования составов преступления в зависимости от момента окончания. В статье предлагается применять подход о разделении фактического и юридического моментов окончания к продолжаемым, длящимся и продолжающимся преступлениям. Анализируется возможность распространения правил о различных моментах окончания преступлений, в конструкциях составов которых имеется указание на временны́е аспекты: наличие административного наказания или административная преюдиция; наличие судимости за аналогичные преступления; систематичность и неоднократность, не раскрываемая через понятие административной преюдиции. Общеметодологическую основу работы составляет диалектический метод, базирующийся на законах и категориях диалектического и исторического материализма. Помимо этого используются частные и специальные методы научного познания: системно-структурный, формально-логический, дедукция и индукция, анализ и синтез, непосредственное наблюдение. Научная новизна исследования заключается в комплексной оценке применимости разделения фактического и юридического моментов окончания в деяниях, объективная сторона которых характеризуется протяженностью во времени, что должно быть отражено на законодательном уровне. Основное практическое применение — корректное исчисление давностных сроков. В связи с этим предлагается новая формулировка ст. 29 УК РФ.
Ключевые слова: оконченное преступление, неоконченное преступление, длящееся преступление, продолжаемое преступление, сроки давности, момент окончания, фактическое окончание, юридическое окончание, время, сроки
The matter under research is debating issues arising in the process of constructing corpus delicti depending on the moment of ending of crime. Malikov suggests to apply the approach that distinguishes between legal and actual ending of crime, especially when it comes to continuing or lasting crimes. Malikov analyzes the opportunity of creating legal rules that would establish different endings of crime such as administrative punishment or administrative prejudgement, record of convictions for similar crimes, sytematicity and duplicity of crime that is not covered by the administrative prejudgement concept. The overall methodological base of the research involves dialectical and historical categories. In addition, the author also uses methods of special sciences such as system-structural, formal-logical methods, deduction and induction, analysis and synthesis and direct observation. The scientific novelty of the research is caused by the author’s complex evaluation of whether it is practically possible to distinguish between actual and legal endings of crimes that have a long duration as well as to fix such difference at the legislative level. The main practical use thereof would be accurate calculation of limitation period. For this purpose, the author offers a new version of Article 29 of the Criminal Code of the Russian Federation.
actual ending of crime, the end of crime, terms of limitation, continuing crime, lasting crime, uncompleted crime, completed crime, legal ending of crime, time, terms

Проблема установления момента окончания преступных деяний, имеющих протяженный во времени характер не получила однозначного теоретического решения и соответственно законодательного закрепления. В данном случае преступная деятельность приобретает сложный характер в силу того, что воздействие на объект уголовно-правовой характер растянуто во времени и не ограничено моментом нарушения уголовно-правового. Конструирование сложных единых преступлений весьма распространенный прием законодательной техники, анализом которого занимались еще дореволюционные ученые . Наиболее распространенная точка зрения характеризует содержание единичного преступления с позиции как объективных, так и субъективных критериев. А. А. Герцензон указывал, что единичным преступное деяние явится в том случае, если виновный совершит деяние, объединенное единым намерением, единой целью, посягающее на единый объект и выражающееся в деятельности, которая, несмотря на все ее разнообразие, подчинена единому преступному замыслу, направленному на достижение определенного результата .

Применительно к сложным составам преступлений, в конструкции которых имеется два обязательных действия либо альтернативно указаны действия, последствия или субъекты, как правило, трудностей не возникает: законодатель недвусмысленно закрепляет момент их окончания.

Сложности возникают при необходимости установления момента окончания преступления в случаях, когда оно имеет продолжаемый или длящийся характер. Учеными зачастую оттеняются их свойства предметности и продуктивности (воздействие на окружающий мир и преобразовательный аспект деятельности, включающий отражение происходящих в объективном мире изменений), ограничивая их развитие исключительно рамками появления состава преступления.

Исследователи в целом правильно устанавливают механизм таких преступлений, подчеркивая лишь юридическую форму единичных сложных деяний посредством указания на их протяженный во времени характер (деятельность, система действий, функциональные взаимосвязанные телодвижения) и оставляя за пределами продолжающийся характер воздействия на объект уголовно-правовой охраны после того как юридически в действиях лица имеется в наличии все признаки состава преступления. Наиболее ярко это проявляется в длящихся преступлениях.

Адекватной юридической оценке подобных деяний способствует установление нескольких моментов окончания. О проблеме несовпадения юридического и фактического моментов окончания длящихся преступлений упоминается в отечественной литературе с середины 1950-х г. со ссылками на немецкую уголовно-правовую доктрину.

М. И. Федоров в связи с рассмотрением начала течения сроков давности отмечает, что в литературе при определении момента окончания преступления нередко не учитывается различие между его юридическим и фактическим окончанием, которые не всегда совпадают. По его словам, возможно такое положение, когда фактическое окончание преступления наступит значительно раньше юридического.

В то же время указанный ученый приводит не вполне удачный пример, когда фактическое окончание наступает раньше юридического: смерть потерпевшего, наступившая спустя продолжительное время после причинения ему опасного для жизни повреждения, является обязательным признаком оконченного убийства. Однако фактически преступление следует считать оконченным с момента нанесения повреждений, с этого момента и надо исчислять давностный срок .

Такая ситуация является следствием некорректной формулировки нормы о времени совершения преступления и говорить об оконченном преступлении в момент, когда не имеется всех признаков состава преступления ни терминологически, ни с точки зрения закона неприемлемо.

В рамках единых сложных преступлений значение имеет установление юридических и фактических моментов окончания длящихся преступлений. Юридическим окончанием можно считать момент, когда в деянии лица содержатся все признаки конкретного состава преступления (т.е. оконченное преступление), однако фактически негативное воздействие на объект уголовно-правовой охраны продолжается до того оно не будет устранено по воле самого виновного либо вопреки ей. Прекращение причинение ущерба объекту уголовно-правовой охраны – фактический момент окончания длящегося преступления, с которого, в частности, начинают исчисляться сроки давности.

С момента фактического, а не юридического окончания преступления исходят теория и практика при определении срока давности в длящихся и продолжаемых преступлениях: срок давности в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения по воле или вопреки воле виновного (добровольное выполнение виновным своих обязанностей, явка с повинной, задержание органами власти и др.), а в отношении продолжаемых деяний с момента совершения последнего преступного действия из числа составляющих продолжаемое преступление.

Так, Верховный Суд РФ указал, что преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 327 УК РФ, считается оконченным с момента прекращения возможности использования подложного документа. Фактические обстоятельства совершенного осужденным преступления свидетельствуют о том, что использование К. заведомо подложного диплома об образовании осуществлялось на протяжении всего периода нахождения его на должности главы администрации района, поскольку отсутствие такового делало бы невозможным занятие им указанной должности. Исходя из установленных судом обстоятельств, преступление, совершенное К., является длящимся и считается оконченным в момент его пресечения в результате проведенной прокурором, а не в момент представления документа для трудоустройства .

Такой подход позволяет акцентировать внимание на одном аспекте, на который помимо прочего указывал В. Д. Филимонов и который подробно исследовал С. В. Землюков – причинение вреда общественным отношениям. Преступный вред – это социально-психологическое явление. С одной стороны, он выступает как заключительный элемент преступного деяния, в котором воплощаются объективные и субъективные свойства деяния, а также черты совершающей его личности. С другой стороны, преступный вред выражается в отрицательных изменениях, которые происходят в подвергнутых посягательству социальных благах и ценностях и могут существовать долгое время после окончания преступления.

Разделение юридического и фактического моментов окончания длящегося преступления основано на учете продолжающегося воздействия на общественные отношения после юридического момента окончания, что позволяет интегрировать объективные с субъективными признаками – устойчивыми негативными чертами самого виновного лица. Это должно учитываться законодателем в том числе путем корректировки уголовно-правового воздействия (смещение начала точки отсчета давностных сроков). Иными словами можно говорить о фактическом времени совершения преступления, которое не совпадает с юридическим. Фактическое время преступления необходимо для корректного определения начала исчисления давностных сроков и индивидуализации наказания. В частности, в проекте постановления Пленума Верховного Суда РФ по делам о налоговых преступлениях их предложено считать оконченными с момента неуплаты налогов, сборов и взносов в установленный срок и вводится понятие «фактического окончания» – добровольное погашение или взыскание недоимки, т.е. до момента уплаты налога срок давности не начинает течения .

Подобное разделение моментов окончания преступления также актуализирует проблему применения уголовного закона, если он подвергался изменениям в период от юридического до фактического окончания общественно опасного деяния. Позиция Верховного суда РФ о применении положений ст. 10 УК РФ к длящимся и продолжаемым преступлениям в случае, когда часть действий (бездействия) совершена до вступления в силу нового закона, а другая – после этого, заключается в необходимости руководствоваться общими положениями ч. 1 ст. 9 УК РФ ( преступность и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния). Если часть объективной стороны длящегося или продолжаемого преступления совершена в период действия нового закона, независимо от того, является он более мягким или более строгим), то применяться должен новый уголовный закон . Полагаем, что к преступлениям, имеющим «протяженный» во времени характер, юридически оконченных, следует применять общие правила о действии закона: если в период между юридическим и фактическим окончанием преступления меняется уголовный закон, то подлежит применению тот, который улучшает положение лица.

Подход о разделении фактического и юридического моментов окончания применим к продолжаемым, длящимся и продолжающимся преступлениям. Последние редко выделяются в теории права и в отличие от продолжаемых деяний, заключающихся в систематическом совершении тождественных действии, охватываемых единым умыслом, когда каждое из этих действий само по себе является преступным, состоят в совершении нетождественных действий, которые в одних случаях являются, а других – не являются преступными . К таковым, например, относятся массовые беспорядки (ст. 212 УК РФ), состоящие из применения насилия над гражданами, уничтожения или повреждения имущества, применения огнестрельного оружия или взрывных веществ и т.п.; вооруженный мятеж (ст. 279 УК РФ), включающий такие действия в рамках организации, как разработка плана вооруженного выступления против властей, подготовка программных документов, призванных объединить людей, создание организационных структур для вооруженных действий и вовлечения (вербовки) в них граждан, руководство вооруженным контингентом в ходе осуществления плана по свержению или насильственному изменению конституционного строя России либо отторжению части территории Российской Федерации и т.д. Продолжающимися Т. И. Нагаева также предлагает признавать преступления, предусмотренные ст. 232, 241, 282 и 322 УК РФ.

На наш взгляд, к продолжающимся преступлениям можно отнести так называемые сложные составы преступлений, в которых объективная сторона содержит указание на альтернативно совершаемые действия. Такие преступления также могут иметь два момента окончания: юридически они окончены в момент совершения первого альтернативно указанного действия, а фактически – в момент совершения последнего преступного действия из числа нескольких действий. Если лицо совершило лишь одно действие, то фактический и юридический момент окончания совпадают. В случае фактического прерывания преступной деятельности лица по независящим от него обстоятельствам и доказанности направленности умысла на совершение преступления, в составе которого имеются (особо) квалифицирующие признаки, то юридическая оценка этого деяния должна осуществляться с учетом положений статьи 30 УК РФ и соответствующей части инкриминируемой статьи УК РФ, содержащей указанные признаки. Дальнейшее нарастание количественных показателей последствий в рамках одной статьи или части статьи значения для квалификации преступления не имеет. Квалификация покушения на преступление в связи с ненаступлением общественно опасных последствий, предусмотренных статьей или частью статьи Особенной части УК, зависит от места нахождения в соответствующей статье указания на общественно опасные последствия.

Законодатель прибегает еще к одному приему использования конструкций составов преступлений, предполагающих временны́е аспекты: наличие административного наказания или административная преюдиция (ст. 1161, 1511, 157, 1581, 1714, 2121, 2153, 2154, 2641, 282, 2841, 3141 УК РФ), наличие судимости за аналогичные преступления (ст. 131, 132, 134 УК РФ), систематичность (ст. 107, 110, 113, 117, 151, 1712, 232, 241 УК РФ) и неоднократность, не раскрываемая через понятие административной преюдиции (ст. 154 и 180 УК РФ). В первом случае для привлечения к уголовной ответственности требуется неистечение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания (ст. 4.6 КоАП РФ), во втором – непогашенная или неснятая судимость. В третьем и четвертом случаях правоприменитель не ограничен никакими сроками, систематичность и неоднократность подразумевают лишь совершение нескольких тождественных действий в качестве условия привлечения лица к уголовной ответственности. Полагаем, что подобное разнообразие подходов не является последовательным, поскольку зачастую административная преюдиция раскрывается через неоднократность, неоднократность через систематичность, а в отдельных случаях систематичность и неоднократность наделены собственным содержанием. Не вдаваясь в дискуссию о целесообразности введения в уголовное законодательство административной преюдиции, считаем возможным на ее основе унифицировать нормативный подход к таким уголовно-правовым понятиям как систематичность, неоднократность, наличие административного наказания с применением единой темпоральной конструкции – давности привлечения к административной ответственности (1 год). Это также позволит устранить и имеющиеся противоречия в трактовке уголовным законом сроков административной наказуемости: для ст. 2121 УК РФ – это 180 дней со дня привлечения лица к административной ответственности за аналогичное деяние; для ст. 2841, ч. 2 ст. 3141 УК РФ – 1 год, для ст. 1511, 2154, 2641 УК РФ – срок административной наказанности (период, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию). В целом к таким преступлениям не будут применяться правила о разделении моментов окончания на юридический и фактический, поскольку в данном случае отсутствует протяженное во времени воздействие на объект уголовно-правовой охраны – юридически преступление окончено лишь после фактического совершения нескольких непреступных деяний (исключение лишь – ст. 131, 132 и 134 УК РФ, хотя и они признаются одномоментными).

Разделение фактического и юридического моментов окончания должно быть отражено на законодательном уровне, что необходимо для корректного определения начала течения давностного срока – с момента фактического окончания преступления.

В связи с этим предлагается новая формулировка ст. 29 УК РФ.

«Статья 29. Оконченное и неоконченное преступления

1. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.

2. К преступлениям, объективная сторона которых характеризуется протяженностью во времени, применяются правила о юридическом и фактическом моментах окончания. Юридически преступление признается оконченным в соответствии с частью первой настоящей статьи.

Единое (единичное) преступление признается фактически оконченным либо в момент совершения последнего преступного действия из числа нескольких действий либо вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, либо в результате наступления событий, препятствующих дальнейшему совершению преступления.

3. Неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление.

4. Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на соответствующую часть статьи 30 настоящего Кодекса».

Библиография References (transliterated) Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Российский Уголовный кодекс, а именно Особенная часть, содержит положения, устанавливающие санкции за то или иное преступное действие. Общая часть регламентирует порядок применения таких санкций. Но как быть, в ситуации, когда потенциальный преступник по некоторым причинам не доводит своё злодеяние до конца? Как же назначается наказание, когда преступный замысел очевиден, но само преступление осталось незаконченным?

Что такое неоконченное преступление?

Назначение наказания за неоконченное преступление регламентирует 66-я статья УК РФ. В целях применения данной нормы закона важно учитывать фактические причины, вследствие которых противоправное намерение не было реализовано.

Существует деление обстоятельств в зависимости от воли, желания правонарушителя довести задуманное до конца:

  1. Добровольный отказ от совершения правонарушения.
  2. Невозможность правонарушения вследствие внешних причин.

К первой группе относятся такие ситуации, когда лицо, совершающее или готовящееся совершить правонарушение, само отказывается от этого по ряду причин. Например, часто встречаются такие как проявление жалости к жертве, осознание последствий совершения деяния и многие другие. Иногда лицо, замышляющее убийство, в процессе подготовки эмоционально «остывает» и отказывается от своей противозаконной идеи. Это говорит о том, что правонарушитель мог довести свои действия до завершения, но не стал этого делать.

В данном случае действия определяются как добровольный отказ лица от совершения задуманного преступления. Уголовный закон освобождает от ответственности такое лицо полностью. Совершенно иначе обстоят дела, когда правонарушение не доведено до завершения по причинам, не зависящим от преступника.

Статья 66 УК РФ имеет значение для второй группы обстоятельств. Например, когда объект посягательства оказывается недоступен для лица, когда жертва сбегает от убийцы, не позволяя ему лишить себя жизни, или охранник вовремя задерживает вора, предотвращая тем самым кражу имущества.

Особенности ответственности правонарушителя

Итак, согласно п. 1 ст. 66 Уголовного кодекса, когда суд назначает наказание при неоконченном преступлении, он учитывает те факты, по причине которых криминальный умысел не был реализован в полной мере.

В статье выделяются такие виды неоконченного правонарушения как:

  • приготовление;
  • покушение.

Их можно определить и как стадии осуществления преступного умысла. Злоумышленники зачастую тщательно готовятся и продумывают детали своих действий, и лишь потом приступают к их реализации. Итак, статья 66 УК РФ устанавливает порядок применения санкции за такие виды противоправной деятельности.

Что касается приготовления, то максимальным возможным наказанием является половина наибольшего размера самой строгой меры, предусмотренной Особенной частью Уголовного Кодекса за конкретное оконченное деяние.

Также стоит заметить, что согласно ст. 30 УК, ответственность наступает только в том случае, когда приготовление осуществлялось именно к тяжкому и особо тяжкому преступлению. Так, если лицо готовится совершить посягательство небольшой тяжести, ему не грозит применение санкций.

Касательно покушения ч. 3 ст. 66 УК РФ гласит, что назначение наказания при покушении на преступление происходит следующим образом: его размер не может более чем три четверти максимальной санкции, предусмотренной в Особенной части УК за такое же, но оконченное преступление.

Пожизненное лишение свободы за покушение на преступление, как и смертная казнь, не могут быть назначены. Это обусловлено тем, что последствия таких деяний либо не опасны, либо не так опасны в сравнении с оконченным преступлением. Соответственно, вынесение смертного приговора в таком случае противоречило бы принципам соразмерности и справедливости уголовного наказания, которые являются основополагающими в сфере уголовного законодательства.

Что говорят комментарии к нормам статьи 66 УК?

Приготовление – первая, начальная стадия реализации преступного умысла.

Согласно УК, данная стадия включает:

  1. Поиск, изготовление средств, предметов совершения криминального деяния (это может быть как оружие, так и различные вещества, орудия и т. д.);
  2. Поиск соучастников, сговор с ними.
  3. Умышленное создание условий, способствующих совершению правонарушения (отведение внимания свидетелей, планирование прибытия на место и т. д.).

Данная стадия является наименее опасной, так как преступный замысел остаётся невоплощённым, а значит, риск причинения неблагоприятных последствий третьим лицам минимальный.

Покушение же считается второй и более серьёзной стадией. Российское Уголовное законодательство определяет её как умышленные, осознанные действия лица, направленные на осуществление деяния, если при этом оно не было доведено до конца по внешним или иным независящим от правонарушителя причинам. Этот этап считается общественно опасным, т. к. существует высокий риск нанесения вреда как жертве, так и третьим лицам.

Именно от разного уровня общественной опасности зависят особенности применения наказания при неоконченном правонарушении. Наказание при покушении на преступление всегда предусматривает более строгие меры. Но, безусловно, пожизненное лишение свободы или смертная казнь в такой ситуации исключены.

Как уже было сказано, за приготовление назначается вплоть до половины максимального размера наказания, которое установлено в Особенной части УК РФ, в свою очередь, назначение наказание за покушение на определённое преступление может быть назначено до трёх четвертей такого размера.

Например, при убийстве, согласно статье 105 УК, может быть назначено лишение свободы на срок от 6 до 15 лет с ограничением свободы на период до 2 лет либо без такового. Так, очевидно, что максимальным наказанием является лишение свободы сроком в пятнадцать лет. Соответственно, за приготовление к убийству возможно назначить не более половины этой меры, то есть 7,5 лет, а при покушении – не более трёх четвертей, то есть 11 лет и 3 месяцев.

Назначая подсудимому наказание при неоконченном преступлении, суд, помимо правильного расчёта сроков обязан выяснить фактические условия и аспекты совершения деяния (приготовления или покушения), учитывая те обстоятельства, которые признаются смягчающими или отягчающими вину.

Также важно учесть, что в статье 66 Уголовного кодекса Российской Федерации указан максимальный размер (срок) наказания.

Соответственно, следует учитывать все данные по делу:

  • мотивы;
  • обстоятельства;
  • внешние факторы совершения деяния и др.

Таким образом, с учётом всех факторов суд может назначить и более мягкую меру. При производстве следствия также следует проверить версию того, что подследственный не совершил правонарушения по собственной воле.

Так, размеры наказания установлены законодателем. Выше указанных пределов, не могут быть назначены санкции. Однако если имеет место рецидив, то есть повторное противоправное деяние, или покушение на него, то меры должны быть ужесточены. На практике возникают ситуации, когда факт рецидива не принимается во внимание в связи с тем, что деяние прервалось на стадии покушения. Целесообразно было бы внесение поправок в законодательство, которые устанавливали бы наибольший размер наказания по сроку или бессрочно, то есть на усмотрение суда в определённых пределах.

Практика применения статьи 66 по неоконченным преступлениям

Практика применения норм законодательства часто бывает неоднозначной и при реализации того или иного положения закона возникают проблемы и коллизии.

Можно выделить две группы проблем:

  1. Проблемы применения санкции.
  2. Проблемы, связанные с содержанием нормы закона.

Что касается первой группы, распространена проблема того, что суды иногда снижают размер наказания за покушение, учитывая то, что преступление было неоконченным, однако, не применяют статью 66 УК, как это положено. Такая ситуация приводит к тому, что срок или размер наказания в итоге может оказаться выше допустимого.

В пример можно привести дело, в котором гражданину А. суд назначил наказание по статье 161 Уголовного кодекса. В докладе судья указал на санкцию без учёта положения статьи 66. Поскольку преступление не было окончено, суд снизил размер наказания, однако, он оказался выходящим за рамки, установленные статьёй 66 УК. Верховный Суд России отменил такое решение и указал на ошибку нижестоящего суда.

Что касается второй группы проблем, Уголовный кодекс не регламентирует перечень обстоятельств, по которым преступный замысел не был полностью реализован, что тоже вызывает проблемы правоприменения. Так, на практике иногда сложно выяснить, какие именно причины привели к незавершённости преступного деяния. Разумеется, заинтересованная сторона будет стремиться истолковать те или иные события в свою пользу, намеренно искажая картину случившегося.

Существует ещё одна проблема. Так, например, за угон воздушного судна, совершённый с использованием оружия, ч. 2 ст. 211 УК предусмотрено лишение свободы сроком от 7 до 12 лет. Учитывая положения части 2 ст. 66 УК РФ, при приготовлении к такому преступлению и при отсутствии смягчающих обстоятельств максимальное наказание будет составлять 6 лет лишения свободы. При этом ч. 2 ст. 211 устанавливает за оконченное преступление минимальный срок 7 лет.

Юристам часто задают вопрос о том, является ли такое наказание справедливым. Ведь за приготовление срок оказывается почти равным совершенному деянию, пусть и при учёте смягчающих обстоятельств. На практике суды чаще всего назначают наказания именно таким образом. К сожалению, правовые основания для отмены такого приговора отсутствуют. Определённо, наказание за приготовление должно более значительно отличаться от наказания за преступление в полном его смысле, так как разница по уровню общественной опасности достаточно велика.

Итак, можно подвести итог. При неоконченном преступном деянии лицу назначаются сокращённые сроки и размеры наказания, чем в случаях доведения криминального умысла до конца. В случае совершения таких действий, как покушение или приготовление, это обусловлено, во-первых, отсутствием или незначительностью негативных последствий, а во-вторых, пониженной общественной опасностью.